О ПРОЕКТЕ
ВСЕ ПРОЕКТЫ HH
Регистрация компании
Заявка на грант Повысить зарплату Поможем выбрать курс Регистрация карьериста
во всех городах



На Западе стыдно умирать богатым. Состоятельные люди стараются при жизни потратить деньги, помогая тем, кто нуждается в помощи. Частная благотворительность не воспринимается как подвиг или способ уйти от налогов. Какова ситуация в нашей стране?

Часто люди на Западе значительную часть своего капитала передают в благотворительные фонды, а наследникам оставляют лишь необходимый "прожиточный минимум". В США и Западной Европе создано свыше 10 тысяч частных фондов. Две трети из них созданы на средства, оставленные по завещанию.

В России к благотворительности относятся пока настороженно: большинство граждан мало знают о реальной помощи, которую оказывают благотворительные организации, и не верят в то, что переданные им деньги дойдут до тех, кто в них нуждается. Кроме того, благотворительность в крупных размерах – дело щекотливое и иногда даже опасное: во-первых, приходится платить дополнительные налоги, а, во-вторых, подобная щедрость может вызвать нездоровый интерес у государственных и налоговых органов. Поэтому если корпоративная благотворительность у нас стала уже явлением обычным и даже почти обязательным, то частная распространена гораздо меньше, чем на Западе, и часто носит анонимный характер. Тем не менее, и в нашей стране отдельные граждане и даже целые семьи принимают какие-то проблемы настолько близко к сердцу, что даже решаются на создание специальных фондов для их решения.

Наиболее известные частные фонды

Первые частные благотворительные фонды появились в России в самом конце 90-х годов. Какие из них самые крупные?

Фонд "Вольное дело" (первоначально он назывался "Паритет"). Он создан в 1998 году и формируется из личных средств Олега Дерипаски и отчислений компании "Базэл". Интересы его весьма разнообразны: поддержка науки и талантливой молодежи, материальное обеспечение школ, реабилитация инвалидов, восстановление монастырей и храмов и т.д. Самая масштабная программа фонда – "Храмы России" – обходится ежегодно примерно в 7 млн. долл.

Благотворительный фонд Владимира Потанина был создан в 1999 году для поддержки отечественного образования и культуры и формируется из личных средств Владимира Потанина и отчислений компании "Интеррос". Ежегодно фонд выплачивает более 400 грантов и 2300 стипендий талантливым студентам и курсантам, обучающимся в ведущих государственных учебных заведениях России, а также перспективным преподавателям. Кроме того, фонд оказывает поддержку российским музеям, которые предлагают наиболее интересные культурные проекты. Ежегодные благотворительные выплаты фонда составляют порядка 10 млн. долл.

Развитием фундаментальной науки и образования в России занимается первый семейный фонд "Династия", созданный в 2001 году на средства основателя "Вымпелкома" (торговая марка "Билайн") Дмитрия Зимина и членов его семьи. "Династия" ведет 20 программ и проектов, направленных на поддержку и популяризацию науки, развитие образования и просвещения и создание условий для работы ученых на родине. Ежегодно проводится 10 открытых грантовых конкурсов: для молодых физиков-теоретиков, молодых математиков и биологов, школьных учителей физики и математики, конкурс «Научный музей в XXI веке» и др. Число грантов, которые ежегодно выдает фонд, за время его существования выросло более чем в 6 раз, а общий бюджет программ и проектов в 2009 г. достиг 264 млн. рублей.

Президент корпорации "Уралсиб" Николай Цветков в 2004 году учредил фонд "Виктория", названный в честь его младшей дочери. Фонд занимается помощью детям-сиротам и развитием семейных форм устройства таких детей и ведет свою деятельность на территории 42 регионов Российской Федерации. Бюджет фонда составляет более 3 млн. долл.

Примерно столько же предоставляет для помощи больным детям, воспитанникам коррекционных и обычных детских домов и интернатов фонд "Абсолют-Помощь", созданный в 2002 году на средства Александра Светакова и его инвестиционной компании "Абсолют".

Председатель совета директоров ЗАО "Ренова" Виктор Вексельберг в 2004 году создал целых два фонда. Один из них – "Связь времен" – занимается возвращением в Россию исторически значимых произведений искусства, находящихся за рубежом. Самым известным проектом стало приобретение коллекции яиц Фаберже: сделка оценивалась в 100 млн. долл. Фонд планирует создать в здании Шуваловского дворца в Петербурге первый в России частный музей, где будет выставлена коллекция самого фонда, а также будут проводиться выставки и других коллекционеров. Музеи для выставок частных коллекций планируется создать еще в нескольких городах России. Другой фонд – "Добрый век", учрежденный Вексельбергом совместно с женой Мариной, оказывает поддержку людям с психическими заболеваниями и занимается реформой системы психиатрической помощи.

В том же 2004 году Михаил Дмитриевич Прохоров, генеральный директор и председатель правления ОАО ГМК "Норильский никель" создал "Фонд культурных инициатив" для поддержки проектов в сфере науки, образования и просвещения, спорта и здоровья, а также художественных инициатив и театральных проектов. Изначально деятельность фонда охватывала лишь район Большого Норильска, однако теперь он работает также в Красноярском крае, Уральском, Сибирском и Дальневосточном федеральных округах, на федеральном и международном уровнях. На момент создания Фонда его годовой бюджет составлял 1 млн. долл.; в настоящее время – более 10 млн. долл.

Одним из крупных региональных фондов является также фонд Александра Хлопонина, поддерживающий социо-культурные инициативы на территории Таймырского Долгано-Ненецкого Автономного округа. За счет средств фонда проводился фестиваль этнической музыки "Саянское кольцо" Красноярского края, организуются стажировки и языковые курсы для педагогов по системе международного бакалавриата.

Еще одним примером регионального фонда стал семейный фонд, созданный супругой тверского губернатора Дмитрия Зеленина Аллой. Он оказывает помощь детским домам, ветеранам, инвалидам и другим социально незащищенным категориям населения, участвует в социальных программах областной власти.

Шире круг

Круг интересов благотворителей стоит расширить. Этот список далеко не исчерпывающий. По данным Натальи Каминарской, исполнительного секретаря Форума доноров, сегодня в России существует более 20 крупных частных фондов и множество мелких фондов и просто благотворителей, о которых общественность почти ничего не знает. Многие бизнесмены предпочитают заниматься благотворительностью, не афишируя своего имени. При этом частные фонды позволяют им направлять средства именно в ту сферу, которая лично им кажется наиболее важной. В случае корпоративной благотворительности необходимо все же заручиться согласием акционеров и руководства компанией, не забывать об имидже компании и взаимоотношениях с властями.

Многие бизнесмены, хотя и не создали пока частных фондов, но вкладывают весьма значительные личные средства в решение каких-то конкретных проблем. Так, председатель совета директоров компании "Вимм-Биль-Данн" Давид Якобашвили финансирует разработку и производство отечественных лекарств для лечения больных СПИДом.

Однако пока круг проблем, которые привлекают внимание благотворителей, весьма ограничен. "Есть своего рода модные направления, – поясняет Наталья Каминарская. – Это культура, помощь детям или одаренной молодежи. Но очень многое остается за бортом". По ее мнению, необходимо уделять больше внимания развитию гражданского общества, правам человека, поддерживать научные разработки, оказывать помощь престарелым и инвалидам.

Проблемы благотворительности в России

В отличие от Запада, в России отношение к благотворителям двоякое: кто-то скажет "какой молодец!", а кто-то заинтересуется, откуда это взялись такие деньги. Кроме того, благотворителей зачастую подозревают в желании улучшить таким образом свою репутацию или отмыть неправедно нажитые капиталы. Поэтому зачастую люди предпочитают не привлекать лишнего внимания к своей благотворительной деятельности.

Затрудняют развитие благотворительности и несовершенные законы, в частности, система налогов и обложение налогом грантополучателей. Не каждый готов расплачиваться за свои благородные порывы, тем более что сумма налогов часто весьма значительная. Конечно, введение налоговых льгот значительно увеличило бы процент благотворителей.

Однако основная проблема заключается все же в огромном количестве бюрократических препятствий. "Можно сто раз говорить, что нам нужны такие льготы и сякие, но я не думаю, что это своевременно, – подчеркивает Мария Черток, директор Российского представительства британского благотворительного фонда Charities Aid Foundation (CAF Россия). – Потому что если кто-то опять будет неправильно использовать через эти налоги деньги и это станет известно – это будет очередной крах. Надо двигаться в сторону упрощения административно-бухгалтерской и юридической волокиты в этой сфере. Потому что, чтобы дать деньги на хорошее дело, нужно столько бумаг написать и столько оправдываться перед налоговой, почему это не заплатили и это, что легче вообще ничего не делать. У нас, конечно, очень бюрократизированная система и в этом тоже".

Что в перспективе?

Благотворительность в России нельзя пока назвать явлением повсеместным, отмечает Анастасия Акрамовская, директор по развитию CAF Россия. Однако, по ее мнению, тенденция к ее развитию уже наметилась. Даже, несмотря на кризис, продолжают создаваться новые частные фонды. При этом развивается благотворительность не только крупного, но и среднего и мелкого бизнеса.

Конечно, большое значение для развития благотворительности имеет духовный уровень и настроения всего общества. Однако и на общественный настрой тоже, в свою очередь влияет деятельность тех, кто уже решился на помощь ближнему. "Делай, что должен, и будь что будет", – советует основатель фонда "Династия" Дмитрий Зимин. Возможно, именно такой подход сделает благотворительность в России делом не только почетным, но и обычным.