О ПРОЕКТЕ
ВСЕ ПРОЕКТЫ HH
Регистрация компании
Заявка на грант Повысить зарплату Поможем выбрать курс Регистрация карьериста
во всех городах



Антидизайн, игра, смелость - такими словами характеризуют "мемфис". Стиль, призывающий убавить пафос и не относиться к дизайну слишком серьезно. Само его название заслуживает отдельной истории. Впрочем, обо всем по порядку.

80-е годы XX в. стали периодом новых открытий и пересмотра взглядов на культурную жизнь общества. Но особенно это время запомнилось духом бунтарства, царившим повсюду. Все прежнее, традиционное отвергалось. На смену ему приходило нетрадиционное, «несерьезное» отношение к миру. В дизайне интерьера появилось такое направление как «Антидизайн»; «скучные» функциональные объекты заменили яркими красочными вещами, которые радовали глаз и порой даже не несли в себе никакой функциональной нагрузки. Темные цвета уступили место светлым и пастельным тонам; комнаты, обставленные тяжелой мебелью, сменились легким воздушным пространством с минимальным количеством предметов (как, например, стиль хайтек). Однако среди всего этого великолепия отдельной неповторимой и незабываемой волной пронесся стиль с загадочным названием «Мемфис».

Яркая история стиля «Мемфис» началась с человека по имени Этторе Соттсасс. В 1962 году Соттсасс опубликовал в журнале «Домус» статью «Дизайн». Основной идеей этой статьи являлось то, что дизайн как таковой имеет дело не с функцией и рациональностью вещи, а со средой, с той культурной атмосферой, в которую погружен объект. Вещь воспринимается скорее как магический объект, но не как орудие для выполнения какой – либо функции. Отсюда – «медитативный дизайн», спонтанность, авторский жест – проектный стиль Этторе.

Благодаря своим новаторским идеям к началу 60 – х годов Соттсасс завоевывает широкую популярность в среде альтернативного дизайна. Но одновременно с этим, Соттасасс завоевывает репутацию «серьезного» промышленного дизайнера – в частности, своими проектами для фирмы «Оливетти» (электронно – вычислительная система «Элеа-9003», электрические пишущие машинки «Праксис -48» и «Текне-3»).

При этом он не оставляет своих поисков и в альтернативном направлении. Так, основываясь на них, Этторе создает серии монументальной керамики и мебель для фирмы «Польтронова», «Менгир», «Зиккурат» и «Ступа».

Подобное сочетание, казалось бы, несочетаемых вещей являлась отличительной чертой дизайнера. Двойственность Соттсасса стала главным источником мифов о нем. Невероятное сочетание бунтарства и профессионализма, увлечение мистикой и гиперфункциональность проектов. В конце 60-х годов он становится своеобразным гуру для бунтующей дизайнерской молодежи.

Его двойственность – это источник творческой свободы, между полярными знаками профессионала промышленного дизайна и лидера альтернативной проектной культуры тянутся многочисленные переплетенные ниточки взаимосвязей. В 1969 году Соттсасс спроектировал для «Оливетти» портативную пишущую машинку «Валентина».

Благодаря его видению, технически сложное изделие было поставлено в один ряд с простыми предметами быта: сумкой, одеждой, безделушкой. Машинка изготавливалась из яркой красной дешевой пластмассы в сочетании с активно – желтыми бобинами, превращаясь, таким образом, из орудия труда в инструмент для творчества. Даже в технический промышленный объект внедрился стиль поп – культуры. Однако в то же время в своих концептуальных альтернативных проектах Этторе начинает использовать принцип «нейтрального» дизайна, естественный для промышленных объектов, где первична функция.

В 1972 году Соттсасс спроектировал футуристическое «Контейнерное жилище» - комбинированная система многофункциональных модулей из пластмассы. А для «Оливетти» он создает системы конторского оборудования. Проектируется единая офисная среда, включающая мебель, технику, канцелярские мелочи и даже архитектурные детали планировки.

Казалось, он достиг всего, о чем можно мечтать: слава, признание, деньги. Однако останавливаться на достигнутом Соттсасс не собирался. Этторе пошел дальше, основав собственное движение в дизайне – стиль «Мемфис».

В 1981 году Этторе Соттсасс объединившись еще с двумя выдающимися дизайнерами Микеле де Луки и Андреа Бранци создает группу «Мемфис». О происхождении этого названия ходит интересная история. Говорят, что оно возникло в доме Соттсасса. Звучала запись Боба Дилана, - «…запертый внутри бензоколонки снова с мемфиским блюзом…». Поскольку пластинку заменить никто не потрудился, Дилан снова и снова пел о мемфиском блюзе, пока Соттсасс не сказал: «Хорошо, давайте назовем ее «Мемфис».

В основе «Мемфиса» лежала идея о том, что существующий метод дизайна противоречит современному состоянию человеческого общества. Мир вокруг стремительно меняется, темп смены модных циклов постоянно ускоряется. Дизайн, ориентированный на абсолютное и вечное, парадоксально недолговечен, потому что предметная среда устаревает очень быстро, и это «старение» уже запрограммировано в ней. Дизайн необходимо приблизить к потребностям общества, согласовать его с законами устаревания, или, наоборот, создать «надмодный» дизайн – иными словами, убрать из него формальные стилеобразующие черты, сделать его неподвластным времени.

Что же представлял собой стиль «Мемфис»? Основными его определениями можно считать слова «несерьезно» и «игра». Этот стиль стал глашатаем «анти – дизайна» - «несерьезного», алогичного, цветного, и часто подчеркивающий «дурной вкус» это была настоящая анархия в дизайне.

Вряд ли в «Мемфисе» получится выделить какие – либо черты или признаки, формирующие стиль, их просто нет. Он ориентирован исключительно на выражение самобытности дизайнера. Но общее объединяющее – это острота жеста, смелая игра материалами, фактурами и формами, виртуозное смешение стилей. При всем при этом стиль «Мемфиса» был привлекательным остроумным и забавным. Это было умелое балансирование на грани кича, но ведь это и есть настоящее искусство - балансировать на грани и не скатиться в безвкусицу. Он словно кричал: «Не относитесь к дизайну слишком серьезно!»

Сначала были созданы коллекции почти уникальных микросерийных предметов. Однако эти коллекции были представлены в таком количестве модных журналов и рекламных изданий, что очень быстро приобрели широкую популярность. По сути была проведена мощная рекламная акция по внедрению нового проектного метода. И так случилось, что из выставочного феномена, на который приходят, в лучшем случае, просто поглазеть и поудивляться, идея «Мемфиса» мгновенно превратилась в реальный фактор формирования окружающей среды.

Создатели присвоили ему громкий эпитет – «новый международный стиль». И, действительно, очень скоро стиль «Мемфис» стал самым влиятельным в мировом дизайне.

Что отличало этот стиль от других? Прежде всего его объекты радуют глаз. Это мир яркого чистого цвета. Парадоксальная смесь текстур, фактур и форм, материалов.

Как уже говорилось ранее, основное определение этого стиля – игра. Игра всем, чем можно: игра красками и формами. Все предельно просто. Никакого нарочитого усложнения формы. Ведь мир многообразен, наполнен вещами и очень сложен по природе своей. Человек теряется, ему трудно воспринимать такой мир – многообразие элементов мира превращается в виртуальный шум. Каждый отдельный объект должен восприниматься легко. Зачем усложнять мир еще больше?

Кроме того - индивидуальность, оригинальность и выразительность. Каждый объект имеет свой характер. В целом, стиль «Мемфис» можно сравнить со сленгом. Сленг может быть грубым, вульгарным, неприличным, но он всегда предельно выразителен и точен. Формула «Мемфиса»: абсолютная свобода творческого самовыражения и проектный реализм.

Еще одной отличительной чертой стало то, что Соттсасс и его единомышленники отказывались создавать вещи для конвейерного производства и думать только о прибыли и высоких продажах. По их мнению современный дизайн должен быть качественным и многофункциональным. Вскоре была создана компания Sottsass Associati, которая занималась промышленным дизайном, интерьерным дизайном дизайн, проектами визуальной коммуникации, а также многочисленными архитектурными проектами по всему миру. Первыми клиентами Sottsass Associati стали такие известные компании, как Mandelli, Brionvega, Wella. Благодаря этому сотрудничеству появились оригинальные модели станков, телевизоров, фенов для волос. Дизайнеры искали новые выразительные средства, практичные и недорогие материалы, решали многие технические вопросы самостоятельно.

В 1985 году группа «Мемфис» провела выставку «Домашние животные». На ней была выставлена мебель, но не просто мебель, а мебель с характером. Это оживающая мебель, к ней уже нельзя относиться внеэмоционально, с ней нужно уживаться как домашними любимцами.

Из – за своей непривычности и оригинальности «Мемфис» стал настоящей нормой для обеспеченных людей. Выполнив свою задачу, создав новый выразительный пластический язык, новую визуальную культуру, группа прекратила свое существование в 1989 году. Однако на этом история «Мемфиса» не закончилась.

Во второй половине 1996 года появилась новая тенденция в дизайне – образцами для оформления предметов обихода стали игрушки. Их наглядная пластика, смешение простейших форм и первичных цветов снова неожиданно ворвалось в серьезный мир взрослых людей, давая им возможность насладиться безграничными возможностями конструктора «Лего». В этот момент очень кстати оказались странные, ироничные, разукрашенные работы студии «Мемфис», которые выражали одновременно ностальгию по ушедшему детству и радость наконец – то обретенной свободы, а также надежду на яркое светлое будущее.

После того как Этторе Соттсасса провозгласили духовным наставником всех последователей течения «новый дизайн»… ему вдруг стало скучно. Он хорошо понимал, что свою главную задачу уже выполнил. Теперь пришло время заняться иными делами.

Те, кому пришлось исследовать творчество Соттсасса, единодушно признают, что он «повзрослел» окончательно с наступлением 90-х годов.

Теперь дизайнер больше не увлекается яркими цветами и странными формами, его разработки стали более зрелыми, продуманными и техничными. Компания под его руководством связана контрактами с такими солидными заказчиками, как Siemens, DuPont, Abel Print.

Соттсасс по-прежнему много работает в своей миланской студии, почти каждый год выступает с новыми проектами и не любит читать итальянские газеты, считая их скучными. Себя он считает замкнутым и малообщительным человеком, признается что у него нет друзей, но при этом полагает, что истинное блаженство – чувствовать себя любимым.

Самыми важными вещами в своей жизни Этторе считает ведические трактаты, которые он готов перечитывать вновь и вновь, размышляя о бесконечном круге жизни; романы его любимых русских писателей Льва Толстого и Ивана Тургенева; поэзия Сапфо и французских романтиков. На вопрос о том, какие из прошлых проектов принесли ему большее удовлетворение, Соттсасс предпочитает не отвечать ведь жизнь – это непрерывный процесс, постоянный переход от простого к более сложному. «Одно я знаю абсолютно точно, - говорит великий Этторе, - хороший дизайнер должен придумывать вещи, приносящие удачу, и строить дома, которые защищают людей…»