О ПРОЕКТЕ
ВСЕ ПРОЕКТЫ HH
Регистрация компании
Заявка на грант Повысить зарплату Поможем выбрать курс Регистрация карьериста
во всех городах



За 10 лет историк Александр Вистгоф стал одним из самых влиятельных танго-деятелей России. Сейчас настоящий бум аргентинского танго, рынок набирает обороты. А началось все с того, что Александр почувствовал себя одиноким.

Бум школ аргентинского танго, который Москва переживает в последние пять лет, – яркий пример слияния хобби и бизнеса. Все больше простых менеджеров проводят вечера на милонгах, танцуя танго, давая уроки или выступая в роли танго-диджеев. Заработать серьезные деньги пока удалось единицам, но рынок набирает обороты.

Когда историк Александр Вистгоф в 1998 году неожиданно для себя увлекся аргентинским танго, он и представить не мог, что спустя 10 лет создаст два больших культурных центра танго и будет проводить три ежегодных фестиваля в Москве. Просто, вернувшись после учебы в Европе, Вистгоф чувствовал себя одиноким и, увидев в газете объявление о наборе в группу аргентинского танго, решил попробовать. Хотя танцами никогда в детстве не занимался и балетный рубеж уже давно переступил – ему было почти 30.

Взяли старт

Тогда Вистгоф не знал, что идет на занятия самой первой школы аргентинского танго в Москве, которую только-только открыла хореограф Валентина Устинова. А все столичное танго-сообщество состояло из 15 учеников этой первой группы. Спустя 14 лет таких людей в столице, по оценкам разных экспертов, уже от 1000 до 3000 человек.

Устинова аргентинским танго сама увлеклась незадолго до этого, когда училась в Амстердамском летнем университете контемпорари дэнс. Устинова специализировалась на танце модерн, работала в Малом театре и ЦДТ, преподавала в Щепкинском училище и сгорала от недостатка творческой самореализации. В своей школе танца она поначалу планировала преподавать модерн, но очень быстро современная хореография отошла на второй план. Устинова набрала группу на аргентинское танго, из которой и вышла самая старейшая в Москве школа Casa del Tango.

Вистгофу аргентинское танго сразу понравилось. Он погрузился в тему, стал списываться со знакомыми в Европе, которые могли бы поделиться опытом. И уже спустя год стал первым в Москве танго-диджеем, приглашал преподавателей, организовывал мастер-классы и самозабвенно осваивал сложную хореографию. «Свою деятельность в танго я начал с волонтерства. Зарабатывать на этом тогда мне и в голову не приходило», – смеется Вистгоф. В тот период он работал в «Проктер энд гэмбл», а затем в отделе закупок «Метро кэш энд керри».

В 2000 году он уже начал преподавать, но брал за уроки символические 20-30 руб. Он говорит, что главным для него было развитие самого аргентинского танго в Москве и вовлечение новых людей. «Но потом я понял, что такие цены были ошибкой. Многих, наоборот, дешевое отпугивало», – вспоминает Вистгоф.

Танец как бизнес

О том, что дело, которому он посвящает все свободное время, может быть бизнесом, Вистгоф задумался только в 2003 году, когда организовал первый фестиваль «Ночи Милонгеро». «Большинство людей представляли себе этот танец как некое дергание головой с розочкой в зубах, – улыбается Вистгоф. – На самом деле танго очень разнообразно и по силам людям любых возрастов. Один из преподавателей в моей школе начал осваивать танго, когда ему было 47 лет, а спустя четыре года он начал преподавать».

Интерес к мероприятию оказался так велик, а желающих освоить танец так много, что после фестиваля в столице появилось сразу несколько новых школ танго. Расширять школу «Ла милонга» и приглашать новых преподавателей пришлось и Вистгофу. Школу он открыл еще в 2001 году, но в то время он, как и его коллеги, просто на несколько часов арендовал под уроки свободные помещения.

«После фестиваля я понял, что, раз уж танго приносит мне такую радость и я чувствую, что это мое, нужно заниматься этим более профессионально и не отвлекаться на другую работу. Мне очень хотелось открыть клуб, который будет доступен 24 часа в сутки семь дней в неделю». В 2005 году идею удалось реализовать, Вистгоф открыл танго-клуб «Ла милонга» на Зацепском Валу. А в 2009 году – второй клуб «Планетанго», названный так в честь одноименного танго-марафона, который Вистгоф проводит в Москве с 2008 году.

Камерность или масштаб

В 2003-2004 годах начался бум интереса к аргентинскому танго. Школы открывались одна за одной. Залов катастрофически не хватало и владельцы помещений поняли, что на этом можно хорошо зарабатывать, рассказывает Устинова. Когда мы только начинали, найти хороший зал было несложно и аренда стоила копейки.

Абонемент в школе хорошего уровня, по словам Устиновой, стоит от 3000 до 5000 руб. Довольно быстро ученики начинают ходить на милонги и практики, вход на которые стоит в среднем 200 руб. Ежедневно в Москве проходит несколько милонг. Аренда зала обходится от 500 руб. в час.

Каждые два месяца школа Устиновой набирает группу начинающих, обычно 12-15 пар, и предлагает несколько уровней для продолжающих обучение. Но продвинутые ученики предпочитают уже ходить только на милонги и семинары аргентинцев.

В последние пять лет Устинова отказалась от постоянной аренды помещений и большого количества преподавателей. «Я вдруг поняла, что стала гораздо меньше преподавать. У меня была одна группа. Финансово такой вариант мне был выгоден, но не приносил удовольствия. Многие ученики даже меня и не знали. А большую часть времени отнимала организационная работа», – рассказывает Устинова. Сейчас она арендует помещение в Центре внешкольной работы, которое оплачивает по факту проведенных уроков.

Аренда 400 кв. м обходится Вистгофу в сумму около 300 000 руб. в месяц. «У меня большое хозяйство, – констатирует предприниматель. – В сезон эта деятельность рентабельна, не в сезон (а он для танго-школ приходится на июль – август и часть января) – нет. Выручают фестивали. Уроков летом мало, но на этих площадях мы проводим различные мероприятия. За их счет удается покрывать расходы на аренду в этот период». В сезон вся его империя приносит примерно 20% прибыли. И все направления, и школа, и милонги, и субаренда залов, и фестивали дают синергетический эффект.

Ежемесячно уроки в двух клубах Вистгофа посещают около 150 человек, с которыми занимаются шесть пар преподавателей. Большинство учеников выбирают групповые занятия. Примерно половина покупает абонементы, а вторая предпочитает оплату разовых уроков. Если разовый урок обходится ученикам в 600 руб., то программа лояльности позволяет тем, кто давно занимается, снизить стоимость одного занятия по абонементу до 300 руб. Индивидуальные уроки стоят от 1500-2500 руб.

«Главное – дать человеку понимание, для чего и ради чего он танцует. На каждом уроке он должен чувствовать свою маленькую победу», – убежден Вистгоф.

Задумывался Вистгоф и о создании сети клубов, но пока считает, что на такую масштабную затею у него не хватит знаний. Хотя полагает, что его модель вполне тиражируема.

Танго как дауншифтинг

Антону Волкову, в недавнем прошлом специалисту по M&A крупной финансовой компании, о своих занятиях танго рассказывал в течение почти двух лет знакомый бизнесмен. Тогда Волков был убежден, что танго – это что-то вроде танца Миронова и Полищук в «12 стульях». И все-таки желанием попробовать знакомый Волкова заразил. Через год Волков был готов все бросить. Получалось плохо. И только спортивная злость заставила продолжать занятия. «Я стал заниматься каждый день по многу часов. И результат появился. На милонгах ко мне стали проситься на индивидуальные уроки. В 2006 году я начал преподавать, а в 2007 открыл школу Totango на Поварской», – рассказывает Волков историю своего перехода из финансистов в танго. Запуск школы ему обошелся примерно в $10 000.

Сейчас он арендует два зала на «Смоленской» и один на «Арбатской». Доходность второго зала низкая – 8-10%, но он дает большую устойчивость всему делу. А рентабельность своей танго-деятельности Волков оценивает примерно в 15%.

«Сейчас это мой основной заработок. Из бизнеса я ушел, – рассказывает Волков. – Конечно, мой ежемесячный доход существенно снизился. Но я о своем выборе не жалею. Я получаю удовольствие от того, что делаю».

Рискуют заблудиться

Танго-школ в Москве очень много и риск нарваться на непрофессиональное преподавание и прозябать невостребованным на милонгах новичку велик, констатирует Анна Семенюк, директор по рекламе крупного издательского дома, несколько лет увлеченно занимающаяся танго. Стоимость занятий, по словам Семенюк, у всех почти одинаковая. В 2000 году было всего две школы танго, а в 2007 году – не более 10, сейчас их уже больше 40, оценивает рынок Волков. По оценкам других игроков, количество школ уже достигло 60.

«Школ будет еще больше, – полагает Вистгоф. – Подавляющее большинство организаторов таких школ занимаются этим параллельно с основной работой. Просто создают свой сайт или страничку в соцсети, арендуют часы в каких-то залах и дают уроки. Накладных расходов у них фактически нет».

По похожему сценарию организуются и танго-милонги: человек находит место, где можно танцевать, и дает через интернет объявление. Нередко организаторы договариваются с владельцем места не об арендной плате, а о 50% выручки с вечера. Таким образом, никаких финансовых рисков не несут совсем. Многие, походив на такие мероприятия к другим, начинают устраивать их сами. Для этого не нужно уметь танцевать самому и не нужно инвестировать средства. Просто нужен круг общения – и 5000 руб. за вечер вы спокойно заработаете.

«Милонг стало как грибов, танго-школ – тоже. Конечно, при таком количестве уже начинает страдать качество. А танго-тусовка из-за количества участников порой превращается в толпу, – рассказывает об издержках роста Динара Грачева, танго-диджей и организатор милонги Mala Junta. – Прошли времена, когда все знали друг друга в лицо и работали над одной идеей».

А вот проводить большие мероприятия рискуют единицы, считает Вистгоф. «На каких-то фестивалях я зарабатываю, но бывает, что ухожу и в минус» – Вистгоф не стесняется признаться, что далеко не все его масштабные мероприятия финансово успешны. Бюджет большого фестиваля может превышать, по его словам, 3 млн руб. В эту сумму входит не только аренда хороших залов, но и приглашение в Москву аргентинских танцоров, посмотреть и поучиться у которых и приходит большинство посетителей.

«Конкурировать с фестивалями Вистгофа уже почти невозможно. Он самая влиятельная фигура на этом рынке, – рассказывает Александра Котельницкая, организатор вечеров танго с Украины. – Конкуренция на московском рынке высокая, и планка мероприятий все время повышается».

Котельницкая российский рынок знает не понаслышке. Уже несколько лет она проводит в Подмосковье большой танго-марафон. Этим летом танцевать к ней приехало 360 человек.

Стоимость билетов на милонги на Украине – от 1,5 до 6 евро; в Москве – от 200 до 400 руб.; стоимость билетов на фестивали и ночные милонги, собирающие от 200 до 700 человек, по оценке Котельницкой, составляет от 15 до 40 евро.

Устинова считает, что в Москве стали великолепно танцевать и хорошо преподавать танго. «К примеру, преподаватели клуба GallaDance показывают уровень мирового класса, занимая высокие места в мировых турнирах. Хотя GallaDance – это совсем другая ниша не только ценовая, это скорее спорт и шоу-направление. А специализированные танго-школы преподают салонное танго», – говорит она.

«Люди, которые определились и хотят развиваться в одном направлении, переключаются на специализированные школы. С этой точки зрения их можно считать нашими конкурентами», – полагает Алексей Миндель, генеральный директор сети клубов GallaDance. По словам Минделя, аргентинское танго в сети стали активно развивать пять лет назад и параллельно развивают оба направления – и шоу, и салонное танго.

Расширяют границы

Как только Виктория Лизунова задумалась о создании своей школы и в 2010 году открыла с партнерами Тango Salon, она поняла, что обычная для таких школ почасовая аренда помещений для уроков ее не устраивает. Тикающие часы не давали возможность задержаться после урока, создать неформальную атмосферу для общения с учениками. А Юрий Титарь несколько лет планировал создать место, где люди не только учатся танцам. Творить и воплощать свои идеи Лизунова и Титарь стали вместе, переделав под эти цели арендованный подвал площадью около 300 кв. м. В безликом подвале появились три современных танцевальных зала, раздевалка, душевая и большая уютная гостиная.

Поначалу организаторы были убеждены, что ничего, кроме школы танго, в этом пространстве не будет. Но, как только начинающие предприниматели сели и подсчитали расходы и ожидаемые от школы доходы, стало понятно, что таким образом не выжить. Да и созданное ими пространство, которое впоследствии получило название – мастерская «Творчество и развлечения» (ТИР), позволяло значительно расширить рамки. ТИР открылся в сентябре 2011 года в самый урожайный период. Помимо уроков Tango Salon, который в итоге стал просто арендатором ТИР и аккумулирует не более 10% дохода, сразу же стали проводиться не только еженедельные милонги, пустили в ТИР и другие танцевальные направления. Сейчас еженедельно арендуют залы любители и свинга, и ирландского танца, проводят свои уроки и другие школы танго. К ТИР они относятся как к эксперименту, выясняют, может ли быть коммерчески привлекательным такое место.

«Чтобы выйти в ноль, нам необходимо ежедневно занимать по 3-4 часа все три зала и проводить не меньше трех мероприятий в неделю», – рассказывают организаторы. ТИР так пока и не стал их основным делом – оставить постоянную работу нет возможности. Днем Лизунова и Титарь работают, как и все, а вечерами преподают танго и встречают гостей. В первые три месяца, по их словам, они функционировали больше как арендная площадка. Но после встречи Нового года большой компанией ТИР ожил, и предприниматели почувствовали себя наконец хозяевами большого дома. Пока пространство только набирает обороты. Если сейчас 70% времени занимает танго, то со временем доля других творческих направлений будет увеличиваться. Оборудование залов позволяет проводить здесь репетиции оркестров, вокалистов, театральные мероприятия, и привязки только к танцевальным жанрам не будет. «Нам до сих пор сложно воспринимать свое хобби, которое не является основным заработком, как бизнес», – признаются организаторы.

«Интерес к танго сейчас уже почти на пике, – оценивает потенциал рынка Миндель. – Он еще будет расти, но уже не такими темпами».