О ПРОЕКТЕ
ВСЕ ПРОЕКТЫ HH
Регистрация компании
Заявка на грант Повысить зарплату Поможем выбрать курс Регистрация карьериста
во всех городах



Каждый юрист рано или поздно, так или иначе сталкивался с коллизиями правовых норм в законодательстве. Встретить их можно практически во всех вопросах - от заключения договоров ГПХ до применения "северных коэффициентов". Что же такое правовая коллизия и как ее разрешить?
 
Ярким примером тому может служить коллизия относительно правовой природы договора на оказание туристических услуг. В частности, Федеральный Закон № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности на территории РФ» определяет договор на оказание туристских услуг, как розничную куплю-продажу, что, в свою очередь, противоречит Гражданскому Кодексу РФ. Статья 779 Гражданского Кодекса РФ говорит, что это разновидность договора возмездного оказания услуг. Известно, что от квалификации договора зависит определение момента заключения сделки, уплата налога, правовые последствия заключенного договора.

Таких примеров можно привести десятки и сотни, но специалистов всегда интересует вопрос о том, как же коллизия правовых норм разрешается в судебной практике?
 
Что же такое правовая коллизия? Oт латинского collisio – столкновение.

Коллизия – это, по сути, столкновение двух или более действующих нормативных актов, изданных по одному и тому же вопросу.

Коллизия всегда разрешается путем выбора того нормативного акта, который должен быть применен к рассматриваемому случаю, и что при расхождении между общим и специальным актом преимущество отдается специальному. Это вполне логично, ибо более конкретная норма всегда направлена на урегулирование особых отношений специального круга лиц.

При расхождении между общим и специальным актом одной и той же юридической силы преимущество отдается последнему, если он не отменен изданным более поздним общим актом. Тоже вполне логично, так как более новая норма всегда выражает последнюю волю законодателя.
 
Однако представим себе ситуацию, когда один правотворческий орган сначала принял общую норму, потом – специальную, потом опять общую, но не отменил специальную. Какую же норму исходя из этого условия применять на практике?

Если исходить из  того, что следует применять последнюю норму, как выражающую действительную норму законодателя, то мы руководствуемся общей. И тут можно предположить, как вариант, что старую специальную норму законодатель еще не успел привести в соответствие с новой общей. Однако в такой позиции есть серьезный изъян, так как специальная норма никогда не будет приоритетной по отношению к общей: либо она не будет применяться, так как старая, либо она будет новее и применяться будет уже именно по основанию «новизны». Такая позиция кажется более чем странной.

Кроме того, следует отметить, что новизна и конкретность – совершенно разные критерии. И либо они должны применяться одновременно, либо должно быть четкое разграничение принципов их применения.
 
Обратимся к судебной практике.
 
Верховный Суд в своем решении  № ГКПИ 01-1167 от 07.08.2001 года прямо указал, что «при наличии специальной нормы, регулирующей конкретные отношения, применяются положения этой специальной нормы».

В Определении  Конституционного Суда  № 199-О  от 05 октября 2000 года, указано, что «в соответствии с общими принципами права в случае коллизии норм, регулирующих одни и те же общественные отношения, применению подлежат нормы закона, принятого по времени позднее, при условии, что в нем не установлено иное, при этом приоритетом над общими нормами обладают специальные нормы».

И если решение Верховного Суда четко и понятно, то особенно невнятным на его фоне выглядит мнение Конституционного Суда, по которому так до конца и осталось не понятным, какой из этих критериев  приоритетнее – по кругу лиц или по времени.

При наличии противоречащих друг другу правовых норм имеет место и противоречащая правоприменительная практика, что порождает возможность произвольного применения норм, определения приоритета в каждом конкретном случае по-разному. То есть каждый раз при обнаружении коллизии и обращении в суд именно судья будет определять преимущество одной нормы над другой, трактовать и определять содержание конкретного правоотношения, что, бесспорно, противоречит общим принципам права.
 
В свете всего вышесказанного хотелось бы особо отметить Постановление Конституционного Суда №13-П 2004 года, в котором сказано, что «в отношении федеральных законов как актов одинаковой юридической силы применяется правило lex posterior derogat priori ("последующий закон отменяет предыдущие"), означающее, что даже если в последующем законе отсутствует специальное предписание об отмене ранее принятых законоположений, в случае коллизии между ними действует последующий закон; вместе с тем независимо от времени принятия приоритетными признаются нормы того закона, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений».