О ПРОЕКТЕ
ВСЕ ПРОЕКТЫ HH
Регистрация компании
Заявка на грант Повысить зарплату Поможем выбрать курс Регистрация карьериста
во всех городах



После принятия закона о гласности в судопроизводстве все желающие могут явиться на открытое заседание, делать заметки и публиковать их в открытом доступе. О последствиях этого закона, а также о том, где учат лучших юристов и о юморе на заседаниях, рассказала Председатель Федерального арбитражного суда Московского округа Валерия Адамова.

– Какие категории дел чаще всего направляются на кассацию в Федеральный арбитражный суд Московского округа и с чем это связано?

– Самой большой процент дел, проходящих кассационное обжалование, связан с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств по договорам. Это порядка 40% от общего числа рассматриваемых нашим судом споров. Из них наиболее заметную часть составляют споры, возникающие из правоотношений сторон по договорам поставки, подряда и аренды. Думаю, что такая ситуация, скорее всего, связана с ростом экономической активности в Московском регионе.

В последнее время также растет число споров по делам, связанным с несостоятельностью (банкротством), – почти 5% от общего числа дел, рассмотренных в первом полугодии 2012 года. Довольно существенное количество споров связано с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц – это 8% от общего числа дел, рассмотренных в первом полугодии 2012 года, – а также по спорам, связанным с законодательством об административных правонарушениях, – 5,2% от общего числа дел, рассмотренных в первом полугодии 2012 года. При этом хочется отметить, что кассационную проверку проходят не более 10% от всего числа дел, рассматриваемых арбитражными судами первой инстанции в Московском регионе. Однако к нам попадают наиболее сложные категории дел.

– Вы уже несколько лет занимаете пост председателя суда. По Вашим оценкам, за последние годы нагрузка на суд выросла, или, напротив, снизилась? Насколько сегодня загружен судейский корпус Федерального арбитражного суда Московского округа?

– Средняя нагрузка на судей кассационных судов округов в 2012 году составила 23 дела, тогда как в нашем суде она составляет 32 дела в месяц на одного судью. При этом дела рассматриваются в кассационной инстанции коллегиально, поэтому в среднем судья участвует в 100 судебных заседаниях в месяц. Наш суд загружен очень сильно, и снижение нагрузки возможно лишь в том случае, если снизится количество споров, рассматриваемых арбитражными судами, или меньше будет кассационных жалоб, или увеличится штатная численность судей.

– В чем, по-Вашему, главная проблема оплаты и условий труда помощников, секретарей и сотрудников аппарата судов? Каков уровень заработных плат в Федеральном арбитражном суде Московского округа? (Алена, Нижний Новгород)

– Вопрос достойной оплаты сотрудников нашего аппарата стоит остро, так же остро, как и во всех арбитражных и судах общей юрисдикции. На зарплату, которую получает сотрудник аппарата суда, невозможно обеспечить нормальный уровень жизни. Такая зарплата делает работу в аппарате суда непрестижной для юриста.

Размер заработной платы, возможных надбавок и поощрений установлен Правительством Российской Федерации. Никакого различия между заработной платой для работников аппарата в Москве, по сравнению с остальными субъектами Российской Федерации, не существует. Именно неконкурентная заработная плата подчас приводит к тому, что привлечь и удержать по-настоящему профессиональные кадры с каждым днем становится все сложнее.

– Буквально на днях Пленум Высшего Арбитражного Суда принял постановление о гласности в судопроизводстве. Теперь любой желающий может присутствовать на открытом заседании, делать свои записи и выкладывать их в сеть. Как Вы оцениваете эти нововведения? Какова статистика ФАС МО: заседания чаще проводят в открытом или закрытом режимах? И повлияет ли это постановление на сложившуюся ситуацию? (Максим, Московская область)

– В первую очередь, хотелось бы отметить, что данное постановление Высшего Арбитражного Суда не создает каких-то нововведений, а разъясняет положения арбитражного процессуального кодекса, касающиеся гласности судебного разбирательства. Социальные сети и мгновенный обмен информацией уже очень прочно вошли в нашу повседневную жизнь, так что разъяснения ВАС РФ относительно возможности обсуждения в сети Интернет представителями прессы или общественности хода судебного процесса вполне логичны.

Наш суд всегда допускает в судебные заседания посетителей и представителей прессы, если они изъявляют желание следить за ходом судебного разбирательства. Не помню ни одного случая, когда кто-нибудь обращался с жалобой на то, что ему отказали в возможности присутствовать в открытом судебном заседании.

В 2011 году в закрытых судебных заседаниях рассмотрено около 0,2% дел от общего числа рассматриваемых судом, в этом году уже около 0,4%. Вместе с тем, говорить о том, что ситуация с принятием постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации кардинальным образом изменится, не приходится.

– Какие основные информационные сервисы реализованы сегодня в Федеральном арбитражном суде Московского округа? Как они влияют на качество работы суда?

– В нашем суде введены в эксплуатацию все информационные сервисы, разрабатываемые Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации для системы арбитражных судов. Сюда следует отнести, в первую очередь, программный комплекс «Судебно-арбитражное делопроизводство», в котором отражается весь процесс рассмотрения дела – от его первичной регистрации при поступлении до проставления даты направления в суд первой инстанции. Технически этот комплекс связан с сервисами, размещенными на официальных сайтах арбитражных судов и позволяет участникам спора в минимально короткие сроки получать информацию о дате и времени судебного заседания, результате рассмотрения дела, знакомиться с текстами судебных актов.

Не так давно внедренный сервис «Графики судебных заседаний» позволяет участникам спора в онлайн-режиме узнавать результат рассмотрения кассационной жалобы, поскольку сразу после оглашения резолютивной части он вводится в программу и публикуется в сервисе «Картотека арбитражных дел» на официальном сайте суда в сети Интернет. У нас установлен уникальный программный комплекс «Электронный архив кассационных производств», в котором кассационные жалобы, обжалуемые судебные акты, судебные акты кассационного суда и видеозаписи судебных заседаний хранятся в электронном виде. Также в полном объеме нами реализован проект Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по рассмотрению дел с использованием видеоконференцсвязи.

Есть еще много других технических средств, которые мы используем в своей работе. Например, телефон доверия, посредством которого круглосуточно в автоматизированном режиме ведется аудиозапись обращений абонентов, которые в последующем поступают к председателю суда на рассмотрение; система подачи жалоб на действия судей и работников аппаратов судов в электронном виде; единое штатное расписание, которое обладает функционалом в области управления персоналом.

Для удобства участников процесса на нашем сайте мы начали размещать видеозаписи судебных заседаний, в общественном корпусе здания суда организован бесплатный доступ в Интернет через Wi-Fi, а также есть возможность прямых трансляций из залов судебных заседаний. Данные сервисы и программы созданы не столько для удобства сотрудников суда, это скорее предъявляет к ним дополнительные требования, сколько для посетителей и участников процесса. Однако такая открытость очень дисциплинирует судей и работников аппарата суда, что положительно сказывается на работе суда.

– Насколько гражданами и организациями востребована услуга подачи кассационной жалобы в электронном виде с помощью сети Интернет в Федеральном арбитражном суде Московского округа? Каков процент таких обращений в общей доле поступающих в суд жалоб?

– Подача процессуальных документов в электронном виде через сервис «Мой арбитр» становится все востребованнее. По сравнению с прошлым годом количество принятых и зарегистрированных документов, поступивших в наш суд через этот электронный сервис, увеличилось в 2 раза. Таким образом, по средствам сервиса ежедневно к нам поступает около 30 документов. К сожалению, сервис «Мой арбитр» пока не позволяет формировать точные статистические запросы, но популярность его очевидна.

– Для снижения нагрузки на арбитражные суды придумали новую процедуру – заочное разбирательство по Интернету. Исковые заявления, документы, доказательства – все это должно предоставляться участникам процесса и судье в электронном виде. Какие гарантии могут быть у граждан, что такое виртуальное судопроизводство будет справедливым?  (Васильева Екатерина)

– Скорее всего, автор вопроса имеет в виду процедуру упрощенного судопроизводства, когда по определенным категориям споров, четко указанных в статье 227 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, рассмотрение дела осуществляется судьей единолично в двухмесячный срок с даты поступления иска или заявления, без вызова сторон на основании представленных участниками спора доказательствах.
При таком подходе законодателя суд не обязан ждать, когда представители сторон представят имеющиеся доказательства, произведут сверки расчетов и найдут акты выполненных работ, он рассмотрит дело на основании имеющихся доказательств.

Такой подход нацелен на то, чтобы дисциплинировать участников процесса, заставить их тщательно готовиться к судебному разбирательству, а также уменьшить временные трудозатраты судей на рассмотрение споров с небольшой ценой иска.

Справедливость и законность судебных актов, принятых в рамках упрощенного судопроизводства, может быть проверена в апелляционном порядке, а в случаях, прямо указанных в законе, и в кассационном порядке.

– Постановления Пленума и Президиума Высшего Арбитражного Суда обладают в глазах арбитражных судов очень большой юридической силой. Может ли увеличение числа вопросов, отраженных в таких постановлениях, привести к формированию, по сути, в некотором виде прецедентного права? То есть необходимость рассмотрения фактических обстоятельств конкретного дела может свестись к ссылке на такие постановления?  (Константин, Москва)

– Высший Арбитражный Суд Российской Федерации далеко не на каждый вопрос, возникающий в практике арбитражных судов, издает отдельное постановление Пленума или информационное письмо. Поэтому указание в тексте постановления Президиума ВАС РФ по конкретному делу на то, что вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, является очень удобным способом для формирования единообразной судебной практики всеми арбитражными судами. Тем более, применяя такие постановления, судьи досконально проверяют обстоятельства спора, чтобы убедиться в том, что данное конкретное практикообразующее постановление надзорной инстанции применимо в данном случае.
 
По поводу развития судебного прецедента в нашей стране я бы рекомендовала наш последний номер журнала «Вестник Федерального арбитражного суда Московского округа». В нем опубликована статья заместителя председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Владимира Львовича Слесарева, посвященная вопросам применимости к российской правовой системе категорий прецедентного права.

– Как Вы считаете, законно ли указывать в решении арбитражного суда ссылку на решение другого арбитражного суда (судебная практика), которая в том числе положена в основание принятия того или иного решение или постановления? (Иван, Ростов-на-Дону)

– Дело в том, что когда речь идет о преюдиции или практикообразующих постановлениях Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, то абсолютно логично в судебных актах давать на них ссылку. В остальных же случаях я придерживаюсь мнения о том, что судебный акт не должен быть «перегружен», в том числе ссылками на судебную практику. Он должен быть написан понятным языком, содержать ответы на все доводы сторон, чтобы были понятны мотивы принятого решения.

– Считаете ли Вы допустимым, если в судебных актах будут ссылки на доктрину права (мнения ученых-юристов, монографии, статьи в журналах) как на правовое основание удовлетворить/не удовлетворить исковые требования? (Гаврилов Евгений Владимирович, Красноярск)

– Конечно, замечательно, если судья не только хороший практик, но и знает доктрину права. Однако подобные ссылки будут явно лишними в тексте судебного акта. Судья, принимающий решение по делу, должен ссылаться на конкретные нормы права, положенные в основу выводов о правомерности или неправомерности позиции той или иной стороны. Ведь вышестоящие инстанции, производя проверку судебного акта, оценивают его именно с точки зрения правильности применения норм права к фактически установленным обстоятельствам дела и сделанным на этом основании выводам. Законность судебного акта не проверяется по соответствию на следование определенной доктрине права.

– Кажется ли Вам эфеективной идея рассматривать дела в судах апелляционной инстанции не «тройкой» судей, а единолично?

– Основная задача апелляционного пересмотра – это исправление ошибок, допущенных судом первой инстанции. Рассмотрение дел в судах апелляционной инстанции единолично судьей не повлияет на сроки рассмотрения дел, а только может сократить трудозатраты самого суда. Вместе с тем, пересмотр судебных актов коллегиальным составом суда повышает гарантии справедливого правосудия. Поэтому я, скорее, не разделяю идею единоличного рассмотрения дел в судах апелляционной инстанции.

– Как Вы считаете, какие институты процессуального права можно было бы заимствовать у иностранных судов, как государственных, так и третейских?  (Константин, Москва)

– Институты примирительных процедур, широко востребованные за рубежом, с трудом приживаются у нас. Я поддерживаю инициативу Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по использованию институтов альтернативного разрешения споров, в том числе введение в судах уполномоченных посредников по мировым переговорам.

В целях процессуальной экономии можно подумать о заимствовании идеи рассмотрения ходатайства путем наложения на него резолюции судьей вместо изготовления полноценного судебного акта. Обращаясь к зарубежному опыту, мне представляется интересной идея о передаче ряда полномочий судьи (на стадии подготовки дела к судебному разбирательству) его помощникам. Совершенствование процессуального статуса помощника судьи позволит повысить уровень организации деятельности судов и позитивно повлияет на снижение нагрузки на судей.

– Вы упомянули альтернативное разрешение споров. На Ваш взгляд, можно ли говорить о том, что данные процедуры стали использоваться в Московском регионе? 

– К сожалению, нет. О том, что хоть одно арбитражное дело завершено мировым соглашением посредством участия медиатора в Московском регионе, мне не известно. Достаточно легкий доступ к правосудию, дела рассматриваются быстро, через 5 дней готово решение, государственная пошлина низкая – все это не стимулирует участников процесса к самостоятельному урегулированию споров мирным путем.

– Снизит ли нагрузку в системе арбитражных судов создание в России административных судов? И как система административных судов будет вписываться в существующую систему судебной власти (должны ли быть административные суды в рамках арбитражных судов или судов общей юрисдикции)? (Сапогов Дмитрий Александрович, Мытищи, МО)

– В мировой практике широко распространено создание специализированных судов. Это в первую очередь полезно с точки зрения единообразия практики. Сейчас административные дела рассматривают и общие суды, и арбитражные. Создание административных судов будет способствовать оперативному, профессиональному, справедливому правосудию. Кроме того, что тоже немаловажно, даст толчок развитию самого института административной юстиции. Само собой, что и нагрузка на арбитражные суды снизится.

– Как Вы оцениваете появление Суда по интеллектуальным правам и Суда ЕврАзЭС? Как Вы думаете, в решениях арбитражных судов появятся ссылки на решения Суда ЕврАзЭС? (Гаврилов Евгений Владимирович, Красноярск)

– Как я уже сказала, у специализированных судов есть свои преимущества. У Суда ЕврАзЭС другая задача – способствовать межгосударственной интеграции. Их компетенция четко определена, для работы подобраны и продолжают подбираться специалисты высокой квалификации в конкретных областях права. Исходя из компетенции Суда ЕврАзЭС, там будут рассматриваться дела, касающиеся сферы арбитражного судопроизводства в России. Такие дела не могут не оказывать влияния на решения арбитражных судов, на исправление ошибок суда. Кроме того, в решениях Суда ЕврАзЭС может даваться толкование, обязательное для арбитражных судов, поэтому в дальнейшем ссылки на них, думаю, неизбежны.

– Сегодня профессия юриста пользуется огромной популярностью. Ежегодно вузы выпускают тысячи дипломированных специалистов. Как Вы оцениваете качество современного юридического образования и уровень подготовки молодых специалистов, которые приходят работать в суд?  (Виктор Александрович, Москва)

– Качество юридического образования оценивать сложно. Ассоциация юристов России уделяет много внимания изучению юридического образования в России, разрабатывает критерии оценки уровня и качества юридического образования, привлекает независимых экспертов и проводит аккредитацию юридических вузов.

Такая аккредитация – своеобразный знак качества, общественная оценка. На мой взгляд, хорошими профессионалами в суде становятся те, кто теоретические знания активно применяет на практике и тем совершенствует свою квалификацию. Если есть у человека стремление стать профессионалом своего дела, он станет им вне зависимости от того, какой вуз закончил.

– Вы серьезный руководитель не менее серьезного ключевого суда. А случались ли в Вашей судебной практике и работе смешные случаи? Как Вы относитесь к тому, что судья, ведущий процесс, в некоторых конфликтных ситуациях с целью их разрядки использует присущее ему чувство юмора? (Сергей, Астрахань)

– К юмору я отношусь хорошо, но предпочитаю, чтобы судьи в судебных заседаниях все-таки руководствовались нормами Кодекса судейской этики. Терпимость, вежливость, тактичность и уважительное отношение к участникам процесса – вот основополагающие принципы поведения судей.