О ПРОЕКТЕ
ВСЕ ПРОЕКТЫ HH
Регистрация компании
Заявка на грант Повысить зарплату Поможем выбрать курс Регистрация карьериста
во всех городах





Дафна Коллер, основатель и президент бесплатной образовательной онлайн-площадки Coursera, рассказала «Снобу» о том, каким она видит будущее онлайн-образования, о планах развития площадки в России и о том, как Coursera меняет жизнь своих студентов.

Стэнфордские профессора Дафна Коллер и Эндрю Энг создали Coursera в начале 2012 года. За первый год на онлайн-курсы записалось почти 4 миллиона человек. За три года существования Coursera стала настоящим социальным феноменом: на сегодняшний день на платформе зарегистрировались около 15 миллионов студентов, проект сотрудничает со 126 университетами, предоставляя слушателям более 1300 курсов. В 2014 году Coursera заговорила на русском языке: три российских университета предложили онлайн-студентам свои курсы.

Мы встретились с Дафной Коллер перед ее лекцией, она оказалась совсем не похожей на новатора в области цифровых технологий или заслуженного профессора Стэнфорда (каковым она, собственно, является). Дафна поделилась новостью: с сегодняшнего дня у Coursera есть три новых партнера в России. Это значит, что площадка предложит своим студентам еще 25 новых курсов, из которых около 19 — на русском языке. Это почти удвоит количество курсов на русском языке. С этого мы и начали разговор.

Coursera в России

У нас очень хороший опыт сотрудничества с российскими университетами. До сегодняшнего дня мы работали с тремя вузами: Высшей школой экономики, МФТИ и Санкт-Петербургским государственным университетом, и я могу сказать, что их курсы прекрасны. Показатель качества — статистика: 35% слушателей курсов российских вузов на русском языке — не россияне, 95% слушателей российских курсов на английском языке живут не в России. То есть эти университеты с помощью курсов выходят на международный уровень.

Чем университеты привлекает сотрудничество с Coursera? Во-первых, охват и заметность: большинство людей, которые прошли курсы Высшей школы экономики на Coursera вне России, до этого никогда не слышали о ВШЭ. И это не уникально для ВШЭ: около 40% студентов, которые у нас идут на курс, никогда до этого не слышали названия университета, который предлагает этот курс. Получается, что Coursera позволяет университетам создать международный бренд.

Во-вторых, это полезно не только для самого университета, но и для отдельных преподавателей, которых потом приглашают делать разного рода презентации, участвовать в работе комиссий, в международных конференциях, симпозиумах и контактировать с зарубежными коллегами. Наконец, курс на Coursera часто становится катализатором изменений в университете офлайн: когда преподаватель начинает вести MOOC (massive open online courses — массовый открытый онлайн-курс, МООК), он переосмысливает то, как он преподает, и это приводит к изменениям в его работе в университете — кстати, потом это часто распространяется и на коллег, которые не преподают МООС.

Я думаю, что есть много преимуществ для университетов, которые работают с Coursera — никто из наших вузов-партнеров от нас не ушел, все они продолжают предлагать новые курсы, что означает, что в нашем сотрудничестве для них есть какой-то смысл.

Российские студенты Coursera очень похожи на студентов из других частей света: у многих из них есть высшее образование, но они обнаруживают, что их дипломы и то, чему их учили, уже не адекватны работе, которая востребована, что сейчас нужны другие навыки, а не те, которым они учились много лет назад. Треть россиян не работает по той специальности, которой они обучались в институте. Поэтому мы стараемся обеспечить им доступ к необходимым навыкам. Это общемировая тенденция, в соответствии с которой человек в течение жизни меняет несколько профессий, поэтому в современном образовании для взрослых появляются различные технологии для решения этой проблемы — например, краткосрочные курсы программирования. Это происходит и в онлайн, и в традиционном образовании, однако онлайн-обучение взрослых людей имеет важное преимущество: в традиционном образовании, чтобы научиться чему-то новому, взрослому человеку надо или уехать куда-то на два года, или ходить в течение долгого времени на вечерние занятия. Представьте, что вам нужно по вечерам добираться сюда, в «Стрелку», по пробкам, потом ехать обратно, а у вас семья, работа... В этом смысле онлайн-образование очень сильно облегчает вам жизнь.

Победит ли онлайн-образование традиционное обучение?

Мы не видим никаких признаков того, что большинство людей хочет заменить получение традиционного диплома онлайн-образованием, по крайней мере, на уровне бакалавриата. Думаю, для магистратуры замена в какой-то степени произойдет, но в бакалавриате, скорее всего, будет трансформация процесса обучения: станут доступны высококачественные онлайн-материалы, и это будет основной содержательной частью обучения, поэтому студенты будут приходить в аудиторию для более интерактивного взаимодействия с профессором.

Я думаю, что благодаря распространению онлайн-образования все университеты изменятся, включая самые лучшие, потому что не останется традиционного лекционного преподавания. И я считаю, что это хорошо. Лекции — не самый эффективный способ обучения: вы можете вдохновить людей во время лекции, можете дать им большую картинку и много информации, но если вы хотите, чтобы они реально чему-то научились, то нужны интерактивные модели взаимодействия.

Поскольку образовательные онлайн-платформы предоставляют возможность учиться в лучших мировых университетах, есть опасения, что их широкое распространение погубит маленькие вузы: кто захочет в них учиться, если есть возможность записаться на интернет-курс Стэнфорда? Но мне кажется, что онлайн-обучение — это как учебник, который можно использовать в любом вузе: чтобы учить по нему студентов, необязательно самому его писать.  

О мотивации

Учиться на онлайн-курсах — это все-таки не то же самое, что самому изучать какой-то предмет. Чтобы самому учиться по книге, надо быть очень мотивированным человеком, а кроме того, ты сам не способен оценить, правильно ли ты учишься: книга не может дать тебе обратную связь. А эти курсы и сеть людей, которые их используют, позволяют получить оценку твоих знаний и навыков. Размер аудитории, которая может обучаться, используя онлайн-источники, все время увеличивается, и сегодня образовательные платформы могут дать эту возможность огромному количеству людей.

Когда говорят об онлайн-образовании, часто утверждают, что надо быть очень мотивированным человеком, чтобы до конца проходить учебные курсы. С одной стороны, это так. Но надо понимать, что самому учиться по учебнику гораздо сложнее. Кроме того, мне кажется, что, когда обвиняют онлайн-курсы в том, что мало людей их оканчивают, немного преувеличивают. Да, есть статистика, которая говорит о том, что только 5% проходят онлайн-курс до конца. Но давайте разберемся, как складываются эти цифры. Из тех, кто нажал на кнопку «записаться», половина даже не появляется на сайте в первый день занятий, то есть вообще не начинает проходить курс. Из той половины, которая начинает «ходить» на занятия, половина смотрит, например, один видеоролик и решает, что это им не нужно — допустим, они записались на класс по астробиологии, потому что думали, что это астрология, а когда они посмотрели ролик, то поняли, что это научный курс. Из той четверти, которая остается, многие просто смотрят видеолекции и никогда не выполняют задания, потому что у них и не было намерения закончить этот курс в традиционном понимании этого слова, для них это в большей степени просмотр документального видео для общего образования. Поэтому вопрос, который надо себе задавать: сколько человек из тех, кто был серьезно настроен и хотел получить сертификат по окончании курса, это сделали? И эта цифра — примерно 70%. Это правда, что есть люди, которые хотели закончить курс и не закончили. Есть вещи, которые мы можем улучшить, и мы пытаемся их делать: стараемся сделать содержание наших курсов более интересным, более вовлекающим, а также развивать взаимодействие между студентами, создавать учебные группы — есть свидетельства, что это тоже увеличивает долю студентов, прошедших курс до конца.

О компьютере, Coursera и детях

Вопрос компьютера в детской жизни — это просто вопрос баланса. Конечно, детям нужны ограничения. Мои дети каждый день проводят два часа на улице, это часть их распорядка дня, но в этом распорядке есть и планшет. Мне кажется, что они могут много чего приобрести, работая на планшете. Например, моя младшая дочь, которой скоро исполнится 11 лет, смотрит научные фильмы на YouTube — конечно, это не единственная вещь, которую она делает на компьютере, она еще играет в глупые игры, но тем не менее значительную часть времени она смотрит 1-2-минутные научные ролики, и она столько из них узнала, что это вызвало у нее огромный интерес к науке. Конечно, дети должны проводить время на улице, заниматься спортом, общаться с другими людьми — например, моя дочь сейчас строит дом на дереве со своим папой, — но это не значит, что им не нужно давать доступа к компьютеру. И этот баланс может быть разным день ото дня: в какие-то дни дети проводят больше времени за компьютером, но если, например, на улице прекрасная погода, они могут весь день вообще к нему не подходить.

У Coursera нет детских образовательных курсов, мы учим взрослых и не планируем выходить на рынок программ для детей. У нас есть курсы-мостики между школой и университетом, и у нас обучается достаточно много старшеклассников, которые их используют, чтобы лучше подготовиться к колледжу, выучить какие-то материалы или просто чтобы разобраться, какой предмет им хочется изучать. Потому что, если вы старшеклассник, вы понятия не имеете, что такое лингвистика или психология, так как этих предметов в школе нет. Да, есть дети, которым 13 лет, обучающиеся на Coursera, но они не являются основной нашей аудиторий. Мы начинали с высшего образования, у нас отличные разработчики программ для высшего образования, но у них нет навыков подготовки программ для младшего возраста. Отдельные очень талантливые дети могут что-то получить даже от университетских курсов, но чтобы создать что-то, специально нацеленное на эту аудиторию, нам нужен совершенно другой круг партнеров, другой подход к дистрибуции, другая бизнес-модель.

Я убеждена, что скоро онлайн-образование войдет в старшую школу, но в начальной школе, до 11–12 лет образование должно быть намного более тактильным, в большей степени обучающим взаимодействию с другими людьми, развивающим личность, помогающим научиться думать. Не думаю, что шести-семилетним детям стоит взаимодействовать с людьми полностью онлайн, как это делают студенты на платформе Coursera. Им нужно общаться с людьми лично, в том числе для того, чтобы они могли научиться распознавать выражения лица человека, читать язык тела.

Появятся ли какие-нибудь технологии, которые делают более эффективным для маленьких детей процесс обучения? Да, конечно, но я не уверена, что это будут технологии, похожие на Coursera. Уже сейчас есть различные приложения, которые делают процесс обучения веселым и разнообразным — например, Duolingo, очень успешное приложение для обучения языкам. Я с ним не играла, но говорят, что это очень весело и интересно. Я видела забавные математические игры для маленьких детей, которые упрощают процесс изучения таблицы умножения. Поэтому я задаюсь вопросом: правда ли, что что-то, требующее многократного повторения, должно быть скучным? Я думаю, просто нужна креативность, чтобы уйти от рабочих тетрадей, где вы умножаете числа одно за другим. Однако при этом мы все же должны учить детей делать и что-то монотонное и не очень интересное, потому что им, безусловно, нужно умение заставлять себя делать что-то до того момента, пока ты не овладеешь хорошо этим навыком. Но я не знаю, можно ли как-то разнообразить этот процесс и сделать его более привлекательным.

Coursera offline

Я думаю, у Coursera есть потенциал объединять людей в офлайне. Наблюдая за нашими студентами, мы замечаем, что люди, которые в обычной жизни даже не разговаривали бы друг с другом, потому что они вряд ли бы друг друга встретили, неожиданно объединяются вокруг какого-то интеллектуального поиска и начинают общаться. Например, один из наших первых курсов преподавался на арабском языке профессором израильского университета — хоть он был арабом по происхождению, он был израильтянином. Но большинство его студентов были из арабских стран: Сирии, Ирака, Саудовской Аравии, и они прекрасно общались. Так мы обнаружили, что эта форма образования снижает градус противостояния и помогает найти общий язык. У студентов Coursera есть формат встреч офлайн — такие группы есть даже здесь, в Москве, например, недавно здесь прошла серия встреч студентов курса по геймификации.

О минусах онлайн-образования

О некоторых из них мы уже говорили: учиться онлайн сложно, если только вы не очень вдумчивы и мотивированы — и ваша мотивация частично зависит от нас, но частично и от вас. На онлайн-платформах немного другое взаимодействие между людьми, и некоторым такой формат подходит больше — например, людям с низкой уверенностью в себе, которых подавляет тот факт, что кто-то поднял руку раньше их. Кроме того, онлайн-обучение дает больше времени для рефлексии. Но есть люди, которым, наоборот, больше подходит обучение в классе, когда идет своего рода пинг-понг, живая дискуссия между студентами и преподавателем. Это не значит, что что-то лучше или хуже — просто оно разное.

Кроме того, в онлайн-образовании серьезным вопросом остается оценка полученных знаний и навыков. В массовом онлайн-образовании, когда на курсе обучаются тысячи человек, есть задания, которые на данном этапе развития не могут быть оценены, например, длинные эссе или сложные математические выводы, потому что это требует эксперта, но таких экспертов мало, а учеников много. Есть, например, метод, при котором сами студенты оценивают друг друга, но это один из подходов, и он не стопроцентно эффективен. Я бы не стала просить другого студента оценивать трехстраничный математический вывод или двадцатистраничное эссе: у них нет терпения и, возможно, навыков. Но чтобы оценить, например, разработанный другим студентом дизайн или понять, дает ли полуторастраничное эссе правильный ответ, это как раз прекрасно и удобно. И что самое интересное, этот метод обучает не только людей, чьи работы проверяются, — это также очень полезный опыт для студентов, которые оценивают работу.

По материалам Сноб