О ПРОЕКТЕ
ВСЕ ПРОЕКТЫ HH
Регистрация компании
Заявка на грант Повысить зарплату Поможем выбрать курс Регистрация карьериста
во всех городах



"B современных условиях многое из того, что мы изучали в бизнес-школах или на различных тренингах, очень быстро перестает работать. Перед нами встают новые задачи, на которые нужны уникальные, не навязанные кем-то ответы ― те, которые мы находим сами благодаря возможностям мозга. Коучи как раз поддерживают людей в поиске этих ответов".

Анна Лебедева ― директор Представительства Международного Эриксоновского Университета коучинга в России и странах СНГ, профессиональный коуч (PCC ICF).  

― Анна, вы начинали свою профессиональную деятельность как преподаватель английского языка. Как пришли к коучингу? Ведь когда вы в конце 90-х гг. ушли из преподавательской деятельности, о коучинге в России ещё не было ничего известно.
― Я впервые узнала о коучинге во время работы над проектом по созданию компании западного типа в Великом Новгороде: набирала персонал, консультировала топ-менеджмент. Было очень важно не просто учить их, надо было удерживать знания, умения и навыки на том уровне, который соответствовал бы стандартам, предъявляемым пищевой индустрии зарубежными компаниями. Мы с коллегами стали искать эти методы, хотя тогда не было ни необходимых нам книг, ни периодики. Спасали ситуацию наши западные коллеги, которые давали нам бизнес-литературу на английском.

Потом я познакомилась с одним западным коучем, который вел спецкурс в нашей бизнес-школе. Он говорил о том, что в современных условиях многое из того, что мы изучали в бизнес-школах или на различных тренингах, очень быстро перестает работать. Перед нами встают новые задачи, на которые нужны уникальные, не навязанные кем-то ответы ― те, которые мы находим сами благодаря возможностям мозга. Коучи как раз поддерживают людей в поиске этих ответов. Меня привлекла идея безграничности возможностей нашего разума, и я спросила у него, что нужно для того, чтобы стать коучем. Он мне ответил: «Ну, учиться можно и нужно. У вас в стране нет пока коучинга? Может НЛП подойдет для начала?...» Я стала искать школу коучинга, параллельно училась НЛП. Примерно в это же время я и открыла для себя школу Мэрилин Аткинсон ― доктора психологии из Канады, создавшую Международный Эриксоновский Университет.

― Чем именно вас привлекла школа Аткинсон?
― Во-первых, я уже поняла, что коучинг — это именно та сфера, где я хочу работать в дальнейшем. Во-вторых, мне понравилась идея четырехквадрантной модели эриксоновского коучинга, которая основана на балансе науки и искусства, материального и духовного, отношений и планов, стратегий и инноваций.

По мере обучения я лишь утверждалась в своем выборе и поняла, что хочу развивать это направление в России. Конечно, это был очень большой вызов российскому обществу, и меня терзали сомнения ― стоит ли браться за такое дело, ведь коучинг никому не известен в нашей стране. Благо, меня поддержала семья: «Аня, у тебя же все всегда получается, получится и это. И пусть пока никто не знает о коучинге, но ты расскажешь ― и узнают».

IMG_1158.jpg

― Кто стоял у истоков появления коучинга в России вместе с вами в те годы? Можете ли вы назвать имена?
― Есть профессионалы в России, которые начали системно развивать коучинг одновременно со мной и даже раньше. Имена их достаточно известны. Многие из них ― члены Международной Федерации Коучинга (ICF), они печатаются в профессиональных журналах, пишут книги, участвуют в конференциях и обучают коучингу.

― Отличается ли русский коучинг от западного? Ведь очень часто говорят о том, что мы ― нация особенная, другая. Мол, «умом Россию не понять, аршином общим не измерить...»
― Да, мы другие. Русские — трансформационщики по своей сути, мы всегда работаем, основываясь на интуицию. Если обрисовать картину в целом, я бы сказала, что западные коучи нацелены на развитие и углубление знаний, а мы чаще на трансформацию. Поэтому технология работы наших коучей довольно сильно отличается от работы европейских и заокеанских коллег. На Западе уже сложилась эта индустрия, и большинство сессий проводится дистанционно (по скайпу или телефону) или в групповом формате. У нас же коучи только нарабатывают бизнес-навыки, ещё не до конца сформировалось понимание законов работы индустрии. Но, как ни странно, нам все же удается достичь успехов в работе, т. к. мы готовы выкладываться полностью.

― Анна, давайте попробуем перевести слово «коуч» на русский или хотя бы подобрать ему синоним. Коуч ― это точно не психолог и не учитель. Кто же он?
— Да, коуч ― это не учитель, он никогда не дает советов и не учит правильно жить. Скорее, это такой партнер с вопросами в кармане.

― Вы хотите сказать «назойливый друг»?
― Друг — это советчик, друг помогает нам бескорыстно. Коуч никогда не будет делать ни того, ни другого. Он не будет давать вам советов, т. к. его задача — включить вашу осознанность, помочь вам самим найти ответы на вопросы. Коуч, в отличие от друга, никогда не будут успокаивать тебя, когда ты на пике эмоций, и всегда будет брать деньги за потраченное на тебя время. Его, скорее, можно назвать штурманом, который сопровождает тебя на пути: ты ― за рулем, у тебя ― газ и тормоз, а коуч помогает тебе более точно читать указатели на пути и восстановить ясность дорожной карты.

― Что делать, если человек понимает, что он находится на грани внутреннего кризиса: «здесь» уже разрушены основы, а «там» ещё ничего нет?
― Коуч помогает закрыть эту пропасть, выйти из состояния отчаяния, начинает обращать внимание человека на его возможности, на сильные стороны, т. е. на то, что у тебя уже есть.

― Как он это делает, ведь коуч не дает советов?!
― Коуч работает с потенциалом человека, а не со слабыми сторонами или проблемами, т. к. это ― разрушенная зона.

― Мне кажется, чтоб решиться на коуч-сессию, надо быть очень смелым ― а вдруг из тебя «вытащат» то, что ты не готов узнать о себе? Некоторые люди вообще после коуч-сессий уходят в дауншифтинг. Не было ли в вашей практике таких ситуаций?
― Такое может произойти с человеком и само по себе, и после сильных трансформационных тренингов и тренингов личностного роста. И то редко. Коуч не имеет цели перевернуть жизнь человека с ног на голову. Мы работаем для того, чтоб помочь восстановить утраченный интерес к работе, чтоб найти доселе не обнаруженные дремлющие ресурсы и почувствовать в себе внутреннюю силу и потенциал. Но! Коучинг — это не таблетка от головной боли, это процесс саморазвития, а саморазвитие предполагает много разных областей, которые очень важны. Именно поэтому мы и не соглашаемся брать людей на одну-две сессии, для достижения эффекта нужно минимум пять сессий коучинга.

― Кстати, рассказывали ли вам клиенты, откуда они узнали про коучинг?
― Никто не приходит к коучу с нуля. Чаще всего, люди проделывают некий путь к себе: много читают, изучают рынок, проводят отбор коучей. Обычно они рассказывают, как что-то искали, ходили, читали книги и др. Им это не помогло, и вот поэтому они и пришли.

― Анна, а вы не задумывались о том, что коуч может показаться человеком, который живет жизнью других? Он как будто теряется в проблемах и переживаниях других людей, сопереживает им и ищет ответы на их вопросы...
  ― Интересный вопрос. Если говорить о коучах, то чаще всего это люди, которые для себя осознанно выбрали работу, цель которой — помощь людям. Человек-коуч ― он счастливый, т. к. пока он задает вопросы другим, всегда задает эти же вопросы и себе: «Что для меня важно? А как я пойму, что я достиг результата?».

― И главный вопрос: можно коучинг назвать инновационным направлением в психологии?
― В целом, да. Коучинг близок к планированию и целеполаганию, но он хорош тем, что может каждого человека заставить думать и взвешивать все свои решения. Коучинг сильно повышает инновационное (креативное) мышление сотрудников, стимулирует инициативу «снизу», приводит к поиску новых методов работы, улучшает планирование, нацеливая на результат. И, наконец, приучает сотрудников к постоянным поискам и внедрениям эффективных изменений.


Анна Лебедева ― директор Представительства Международного Эриксоновского Университета коучинга в России и странах СНГ, профессиональный коуч (PCC ICF)  
Образование:
Высшее филологическое, Референт — переводчик (НовГУ)
Business Administration Norman, русско — норвежская школа управления
Сертификация: Профессиональный Сертифицированный Коуч Международной Федерации Коучинга (Professional Certified Coach), 2005 — 2006.
Профессиональный Сертифицированный Бизнес Тренер, 2003-2004.
Профессиональный опыт:
2004 — наст. Время. Директор Представительства Международного Эриксоновского Университета в России и странах СНГ.
2003 — 2004 Корпоративный тренер, куратор Северо-Западного и Уральского регионов. Куратор программы по развитию управленческих компетенций. — ОАО Вымпелком.
2000 — 2003 Директор по развитию IQ Corporate Training and Development Center.
1998-2000 Руководитель учебного центра ЗАО Дирол.
1996-1998 Преподаватель англ. языка НовГУ, кафедра англ. языка и методики преподавания.