О ПРОЕКТЕ
ВСЕ ПРОЕКТЫ HH
Регистрация компании
Заявка на грант Повысить зарплату Поможем выбрать курс Регистрация карьериста
во всех городах





Уже через десять лет четвертая промышленная революция изменит рынок труда. Что ждет Россию? А как строить карьеру, чтобы не оказаться на обочине жизни?

В 2013 году Оксфордский университет опубликовал доклад, согласно которому в ближайшие десять-двадцать лет 47% американских рабочих могут лишиться своих рабочих мест из-за массовой роботизации производства. Консалтинговое агентство Gartner уточняет: процесс будет идти гораздо быстрее, и умные машины станут массовыми уже в 2020-2025 годах. Аналитики инвестиционного банка Bank of America Merrill Lynch, резюмируя все имеющиеся данные, в конце 2015 года выпустили доклад на 300 страниц, в котором подтверждают последствия «четвертой индустриальной революции» для США и дают прогноз для Великобритании, где с рынка труда будут вытеснены до 35% низкооплачиваемых работников.

Новости о том, что роботы наступают на традиционные занятости, действительно звучат все чаще. К примеру, на одном из китайских заводов компании Foxconn, производящем технику Apple, уже уволили, заменив умными машинами, больше половины сотрудников, 60 тыс. человек. В американском городке Янгстаун за пять лет по такой же схеме количество рабочих мест уменьшилось на 50 тыс. Возможен ли такой сценарий на российском рынке?

Слабой экономике роботы не нужны?

Экономический кризис заставил российские компании искать пути оптимизации затрат по всем направлениям. Логично предположить, что эта работа будет продолжена и с помощью роботизации. Однако, по мнению экспертов рынка труда, этот процесс не будет таким стремительным и однонаправленным.

«Если рассуждать глобально, развитие робототехники, создание сверхскоростных поездов, 3D-принтеров, — конечно, эти проекты меняют рынок и меняют запрос на компетенции трудовых ресурсов, но при наличии сильной экономики, – полагает управляющий директор Rational Grain Recruitment Agency Ольга Степанова. – Однако даже сейчас, в век нанотехнологий, мы чаще наблюдаем криминальный рынок дешевой рабочей силы, работающей за минимальную плату, причем не только в России. Пока бизнес пытается зарабатывать здесь и сейчас. Развитие передовых технологий требует времени, крупных вложений и стабильных правил на рынке. Никому не нужны длинные инвестиции в роботов и прочие передовые идеи, которые завтра в силу разных непредсказуемых причин будет сложно реализовать».

Делай роботов или корми безработных!

Между тем у специалистов, напрямую связанных с производством роботов, иное мнение на этот счет: процесс технологического замещения некоторых специальностей уже стартовал и набирает обороты.

«В первую очередь нужно понять, что роботизация не приходит сразу в целые отрасли и не охватывает какие-то определенные специальности, — рассказывает руководитель Робототехнического центра фонда «Сколково» Альберт Ефимов. — Роботизации, или в общем, автоматизации подвержены лишь отдельные виды деятельности или компетенции работников. К сожалению, это часто остается за пределами понимания широкой публики, что вызывает разговоры о «засилье машин».

Расшифровываем. В обозримом будущем (по оценке эксперта, это лет пятьдесят) не наступит момент, когда будет роботизирована целая отрасль. Может, будет построен целый завод, в котором вообще нет людей. Но кто-то все равно будет писать программное обеспечение, на котором работают цифровые машины этого завода. Подобная ситуация называется «технологическим замещением рабочих мест», и она уже не раз встречалась в истории человечества. И нынешнее технологическое замещение будет иметь ярко выраженный региональный характер. То есть роботы или машины, созданные в одной стране, скажем в США, смогут эффективно обслуживать клиентов по всему миру.

Кстати, по прогнозу Альберта Ефимова, до 2025 года рынком будут востребованы следующие три типа роботов. Во-первых, когнитивные системы, понимающие окружающий мир и помогающие машинам его понимать. Во-вторых, так называемые ко-роботы (коллаборативные роботы) – промышленные машины, работающие рядом с человеком в одном помещении. И третий тип – искусственный интеллект, программное обеспечение, способное полностью заменить, например, первую линию поддержки операторов контактного центра. Соответственно, люди, которые на данный момент обладают компетенциями только для этих должностей – под угрозой.

«И теперь вопрос не в том, когда в России будет происходить это замещение, вопрос в том, посредством каких роботов это замещение будет проходить, – поясняет руководитель робототехнического центра Фонда «Сколково». – Если в России распространятся роботы из Китая, то куда пойдут россияне, чьи рабочие места они заняли? Поэтому, если мы не хотим, чтобы во время роботизации у нас росла безработица, необходимо самим заняться производством роботов».

Эти задачи, предупреждает Ефимов, вопрос ближайшего десятилетия: если страна не хочет делать собственных роботов, то потом ей придется кормить своих безработных.

Альберт Ефимов: Кто в зоне риска, и кому можно не волноваться

— Несколько лет назад ученые из Оксфорда провели анализ 400 специальностей и разнесли их по следующему спектру: степень использования креативного интеллекта, степень эмоциональной вовлеченности при выполнении деятельности (социальный интеллект) и степень ловкости движений. В соответствии с этим исследованием, есть специальности, в высокой степени подверженные технологическому замещению (80-90%) и специальности, не подверженные технологическому замещению вообще.

В зоне риска все, что находится на переднем крае общения с клиентом, компетенции, которые связаны с линейным выполнением обязанностей. Все первые линии поддержки, все, что можно регламентировать. Например, правовая помощь, ведь извлечение фактов из юридических документов работа, по сути, математическая. Достаточно отсканировать бумажный документ, чтобы машина поняла его содержание. Или операторы call-центров: спустя десять лет будет практически невозможно понять, с кем вы ведете диалог – это живой оператор или искусственный интеллект.

Еще одна специальность, которая подвергается риску – водители коммерческих автомобилей. Компетенция вождения пассажирского или грузового транспорта скорее всего будет замещена уже в ближайшее время. Это не значит, что кабина водителя исчезнет, но, возможно, будут снижаться требования к квалификации водителя. Сейчас водитель автотранспорта – высококвалифицированный специалист, от которого требуется громадный опыт, внимательность и тщательность в выполнении своих обязанностей. Он отвечает за жизнь людей. Однако после того как вождение будет автоматизировано, понадобится только оператор, которому придется лишь время от времени переключать внимание на особо сложные ситуации.

В общем, если вы выполняете очень регламентированную работу, ваши функции и компетенции будут автоматизированы в первую очередь.

Интересная другая часть этого спектра — кто никогда не будет подвержен технологическому замещению. Понятно, что к такой ценной категории можно отнести любое искусство. Компьютер может очень изощренно повторять и комбинировать уже сделанное человеком, но вряд ли когда-то научится изобретать сам что-то совершенно новое.

Таким образом, по-настоящему незаменимыми будут работники, обладающие компетенциями, которые с одной стороны требуют выдающейся креативности, а с другой — ловкости, наработанной годами тренировок. К ним, скажем, можно отнести аниматоров, артистов. Эта специальность практически не поддается технологическому замещению. Вспомним историю — кино так и не вытеснило театр. Цирк всегда будет интереснее, чем iPad, если это хороший цирк.

Ильгиз Валинуров: Угроза карьере не роботы, а более активные люди

—Рассуждения о повальной роботизации звучат очень неоднозначно. Простой пример, сейчас многие говорят о беспилотных машинах, что это будущее. Значит, профессиональные шоферы будут не нужны? Я не уверен: сейчас очень много людей, способных водить машину, но при этом таксопарк в Москве и регионах растет. Люди предпочитают ездить на такси, а не на своем транспорте, а значит и потребность в водителях растет. И я не уверен, что за ближайшие десять лет что-то принципиально изменится. Возможно, будут определенные перемены за пятьдесят лет, но это слишком длинный горизонт планирования.

У меня один из друзей — владелец таксопарка на сто машин. И он хочет увеличить его в десять раз, до тысячи. Соответственно, ему нужно найти около 3000 водителей, по трое на каждую машину. И он не задумывается о срочной роботизации или о том, что изменятся компетенции. А те разработки автоматизированных автомашин, которые я видел, скорее заточены под склад, под работу на производстве, они еще нескоро будут готовы поехать по городским улицам.

Сейчас много говорят о чат-ботах, которых будут все активнее использовать в работе с клиентами в различных call-центрах. И что, это значит, не будет операторов, которые будут разговаривать с клиентами вживую? Будут! Просто те компании, которые не могут позволить себе call-центр, внедрят чат-ботов. Рынок расширится, а от услуг живых операторов компании не откажутся.

Что-то выучить и рассказать может любой человек, это несложно. Но опыт и экспертиза накапливаются только тогда, когда мы решаем нестандартные ситуации. Робот может давать общие советы. Например, вас интересует, как построить свою карьеру. Вы делаете запрос в call-центр и мгновенно получаете ответ: сделайте резюме, отправьте его туда-то, перезвоните туда-то. Но мы хотим видеть индивидуальное отношение к себе, и такая работа всегда будет востребована. Чтобы я поверил консультанту по карьере, который дает мне рекомендации, ему придется разобраться в моем опыте, изучить мое резюме, встретиться со мной. Эту работу ни одна машина не сделает.

Поэтому главная угроза вашей карьере – это не роботы или чат-боты. Это другие специалисты из вашей сферы, которые уделяют больше времени себе и развитию своих навыков. Когда ваш конкурент заберет себе вашу зарплату, ваших клиентов и ваши деньги, в этом будут виноваты роботы? Робот тут вообще ни при чем. Угроза – это те люди, которые больше вкладывают в себя.

По материалам E-xecutive