О ПРОЕКТЕ
ВСЕ ПРОЕКТЫ HH
Регистрация компании
Заявка на грант Повысить зарплату Поможем выбрать курс Регистрация карьериста
во всех городах



В наше время руководитель должен обладать широким спектром знаний и уметь охватить все области, поддерживающие жизнедеятельность бизнеса. Но это не все. Также немаловажно научиться слушать и слышать своих коллег и уметь им доверять. Чем эффективна программа EMBA, почему надо работать в команде и быть дженералистом — рассказывает Михаил Зайцев в беседе с E-xecutive.

 

 

 Российско-бельгийская программа Executive MBA существует на рынке российского бизнес-образования уже 12 лет. В 1998 году Школа менеджмента Университета Антверпена (Antwerp Management School) и Институт бизнеса и делового администрования (ИБДА) первыми в России запустили европейскую программу Executive MBA. Несмотря на то, что сейчас на рынке работает много западных программ Executive MBA, она одна из немногих, аккредитованная AACSB (International Association for Advance Collegiate Schools of Business). Разработчики утверждают, что программа вносит вклад в де-специализацию руководителя, который после окончания обучения должен быть готов занять позицию топ-менеджера и взять на себя ответственность за руководство компанией в целом. Но самое главное – то, что в обучении используется нестандартная методика – фактически все задания, кейсы, зачеты и экзамены слушатели готовят и сдают в команде из трех-пяти человек.

E-xecutive побеседовал с руководителем российско-бельгийской программы Михаилом Зайцевым, чтобы выяснить, как отражается командная работа на результатах обучения, насколько программа EMBA котируется на рынке бизнес-образования и чего от нее ждут слушатели. 

E-xecutive:Чем бельгийский опыт интересен для слушателей?

Михаил Зайцев: Поскольку эта программа ориентирована на людей, которые работают в России, но имеют бизнес в Европе или в Соединенных Штатах, международная составляющая во всех ее аспектах представляется здесь, несомненно, интересной. Начиная с XV века, Бельгия – это коммерческий центр Европы. У самих бельгийцев нет национальных амбиций жителей больших стран Европы ни в вопросах ведения бизнеса, ни в вопросах бизнес-образования, они – предприниматели. Бельгия гораздо более других стран открыта к сотрудничеству и к международным альянсам. К тому же, северная часть страны, Фландрия, – страна с самой высокой производительностью труда, выше, чем в Америке. 70% их валового национального продукта – это высокотехнологический экспорт, который идет в самые разные страны. Если мы посмотрим, например, на представительства бельгийских бизнесменов в совете директоров крупных европейских компаний, то их численность (по моим личным наблюдениям) непропорционально велика именно вследствие их предприимчивости и гибкости в международном сотрудничестве.  

E-xecutive: С осени 2010 года слушатели бельгийской и российской программ учатся совместно. Как и где организуются эти совместные блоки, и с какой целью принято такое нововведение?

М.З.: У действующей группы слушателей запланировано два модуля в Бельгии. В будущем также планируется добавить еще один совместный модуль, который будет проходить в Москве. Они поедут в Антверпен, где у них будет совместная сессия по международной экономике с бельгийской группой Executive MBA. На этот совместный модуль приглашен известный профессор школы менеджмента университета Крэнсфилда из Великобритании, эксперт в области глобальной экономики Джо Неллис. Наши и бельгийские слушатели будут работать в смешанных командах, им придется познакомиться и подружиться за эти четыре дня, которые они проведут в интенсивной командной работе, что поможет им наладить международные связи и расширить свою сеть контактов, получив, возможно, новых партнеров по бизнесу. 

E-xecutive: Помогло ли нововведение преодолеть экономический кризис и увеличить поток учащихся?

М.З.: Кризис связан с тем, что у людей мало денег и уверенности в завтрашнем дне, они не знают, в каком направлении движется страна и, соответственно, какое образование для них лучшее: государственное муниципальное управление или международный бизнес. Но, несомненно, те инновации, которые мы внедрили, существенно помогли нам увеличить набор. Этой осенью он на 35% больше, чем в прошлом году.

Всегда, когда мы формируем группы, мы придерживаемся определенных критериев качества, отходить от которых не хотим. В годы кризиса мы набираем более «матерых», опытных, самостоятельных и мотивированных людей. Также мы изменили наши традиционные и популярные формы проведения резидентных программ в Антверпене, убрав из них все элементы «образовательного туризма», что позволило несколько сократить цену, по сравнению с прошлым годом. 

E-xecutive: Насколько развит уровень понимания и четкого представления у учащихся о том, чему они хотят научиться, приходя в вашу школу? Каков средний возраст слушателей российской и бельгийской программ?

М.З.: Профиль слушателей российской и бельгийской программ очень похожи. Средний возраст людей, идущих на программу, 35-36 лет, средний стаж работы на руководящей позиции – 7-10 лет.

По статистике у нас 70% людей из международных компаний, а 30% - из российских, которые ведут бизнес за рубежом. Конечно, слушатели понимают, чего они хотят. Когда человеку далеко за 30, и он занимает в компании должность не ниже кадрового резерва высшего руководства, он уже точно знает, чего хочет от образования. Первое, чего хотят люди, которые к нам идут – избавиться от комплекса узкого специалиста, у них есть большой бизнес-опыт, они хотят свободно ориентироваться во всех основных областях менеджмента компании, они хотят стать дженералистами, образованными лидерами своих компаний.

Мы категорически не понимаем, что такое Executive MBA в области маркетинга или финансов.

На наш взгляд, Executive MBA – это принципиально дженералистская программа. Интеллект слушателей и их интерес к общему руководству компании должен позволить им освоить основные области менеджмента компании, научиться достаточно хорошо разбираться в вопросах инвестиционного анализа, принятия стратегических решений, координации бизнес-процессов и операционного менеджмента, управления человеческими ресурсами. Они должны говорить на одном языке со специалистами из разных областей и примирять их противоречивые точки зрения для принятия стратегически важного для компании решения. Они хотят получить международно-признаваемый диплом, который даст им возможность для серьезного рывка в их карьерном росте, получить связи, контакты, поделиться опытом со своими товарищами по группе, которые работают в других областях бизнеса.  

E-xecutive: Почему в отличие от российских программ МВА и от многих западных программ, ведущихся в России, в вашей программе дипломная работа - это проект с обязательной командной работой?

М.З.: Потому что бизнес – это командное дело. Менеджмент в большой компании нельзя осуществить на основе магистерской диссертации. Один из важнейших навыков хорошего руководителя – способность и умение работать в команде. Я знаю, что на некоторых, лучших российских программах МВА также практикуют командные защиты проектов, просто оформляют их как индивидуальные магистерские диссертации (в соответствии с требованиями Госстандарта). Там тоже понимают, что для работы над реальной бизнес-проблемой нужна команда. Конечно, есть опасения, связанные с командной работой: все участники получат одну оценку; может сложиться так, что в команде будет один труженик и три бездельника. Но, с другой стороны, когда мы говорим о программе Executive MBA, где учатся самостоятельные и самодостаточные люди, которые уже научились руководить другими и не позволят на себе ездить, эта проблема снимается - они просто не возьмут бездельника в команду.

Конечно, командные проекты, которые мы получаем, бывают разные. Обычно – это энергичная команда, в которой все сложилось, в ней есть все «нужные» люди. Иногда бывают и слабые команды. Известный физик-теоретик ХХ века Ричард Фейнман писал в своей книге так: «Обучение крайне редко приносит плоды кому бы то ни было, кроме тех, кто к нему предрасположен. Но им оно почти не нужно». Такой парадокс есть в обучении всегда. И поэтому, когда мы ориентируемся на формы обучения, на то, чтобы помочь людям учиться, мы должны ориентироваться на лучших, а не на худших участников группы. Именно так поступают наши партнеры бельгийцы на протяжении 50-и лет. Соответственно, если мы видим командную работу, людей, которые ее представляют, и каждый из них совершенно профессионально рассказывает свою часть презентации и пытается вставить свои реплики при ответах на вопросы – сразу видно: они все работали! И качество командного проекта несравнимо выше индивидуального.  

Нередко люди в проекте берутся выполнять ту часть, которая не является их специальностью. Например, человек – специалист в области IT, а он выбирает финансы. Конечно, полностью деспециализировать человека нельзя: если у него лежит душа к маркетингу, понятно, что он его и возьмет. Важно, однако, что команды постоянно работают над проектом, начиная со второго семестра, спорят (нередко доходит до крика), совместно вырабатывают бизнес – модель, постоянно собираются и обсуждают ход работы над проектом, и все, что они изучают на занятиях в аудитории, немедленно применяют в своей работе над проектом. Это исключительно интересный опыт, по-настоящему интегрирующая часть программы.  

E-xecutive: По какому принципу происходит формирование команд?

М.З.: Самоорганизация. Мы в это почти никогда не вмешиваемся и сами не формируем команду. Правда, есть определенные ограничения: в одной команде не должны быть люди из одной компании (чтобы исключить возможную эксплуатацию одного другим с использованием административного ресурса). Если люди нерационально распределяются по своим бэкграундам, мы пытаемся улучшить состав, предлагая им перейти из одной команды в другую. С первого семестра у учащихся уже много контрольных заданий, домашних кейсов, которые предполагают совместную работу. Участники пробуют себя в разных комбинациях, и достаточно быстро находят людей, с которыми они хотят работать в команде.  

E-xecutive: Где лучше адаптируется ваше обучение: в крупных международных или российских компаниях?

М.З.: Большая часть людей приходит из международных компаний. Если же говорить о российских, то у нас бывают разные представители. Например, люди из малого бизнеса, не столько менеджеры, сколько владельцы, собственники компаний. И их все устраивает, потому что у них есть контакты с западными партнерами и мировоззрение и склад характера толкает их к европейскому стилю ведения бизнеса. Однако, у нас никогда не было в качестве участников государственных чиновников или людей из компаний, стиль работы которых близок к стилю государственных компаний. Сама программа и ее позиционирование в средствах массовой информации, слухи, которые идут от выпускников,- притягивают людей сходного мировоззрения.  

E-xecutive: Европейский опыт порой расходится с российской действительностью. Как этот недостаток решается в вашей школе?

М.З.: Особенность программы – это международная команда преподавателей, долго работающих в тесном творческом сотрудничестве. Контроль качества, оценка знаний участников на финальных экзаменах и при защите мастерского проекта, все серьезные изменения в программе – все это прерогатива бельгийской стороны. Они выдают диплом своей школы и полностью отвечают за качество «конечного продукта» - выпускников программы. Вместе с тем, программа создана для российского менеджмента, поэтому она должна быть связана с российскими реалиями: экономическими, культурными, социальными, деловыми. 

Именно поэтому, наши бельгийские коллеги широко привлекают российских преподавателей для ведения более 50 % всех занятий на программе (это, кстати, положительно отражается на издержках программы и на соотношении цена/качество). В отличие от многих других западных программ в России, наши партнеры рассматривают российских преподавателей не просто как тьюторов, а как равноправных членов команды. Они обсуждают с нами все вопросы, связанные с изменениями и развитием программы, и нередко инициатива таких изменений исходит от российских преподавателей. Последние работают у нас в течение долгого времени, аккредитованы школой менеджмента университета Антверпена для преподавания на бельгийской программы, работают по утвержденной программе, опираясь, в основном на англоязычные учебники. Но они все работают и на российских программах, многие из них действующие консультанты, и они не дают программе оторваться от российской почвы. Таким образом, российская компонента в программе школы менеджмента университета Антверпена, вносит свою добавочную ценность в программу, и в этом, на наш взгляд, одно из конкурентных преимуществ этой программы.  

Очень многие вопросы, которые рассматриваются в бизнес-образовании, являются культурно и социально определенными. Поэтому, когда речь идет об обсуждении деловых ситуаций, они рассматриваются с позиции международного бизнеса через призму российских национальных особенностей. Хотя, конечно, столкновение подходов, точек зрения, критериев оценок всегда присутствуют. И слушатели понимают, что даже когда дело доходит до конфликтов, то все равно это бесценный опыт межкультурного взаимодействия. 

E-xecutive: На какие предметы школа менеджмента университета Антверпена старается привлекать российских преподавателей?

М.З.: На все. У нас есть руководитель курса (course leader) , бельгиец, который отвечает за модуль в целом и ведет наиболее важную часть курса в режиме интегрированных кейсов. А вещи, связанные с базисом курса, чаще всего ведутся российскими преподавателями.  

E-xecutive: Вы предлагаете слушателям программу, рассчитанную на полтора года, хотя в большинстве школ она занимает два. За счет чего вы сокращаете программу? Не отражается ли это на качестве обучения?

М.З.: Мы ничего не сокращаем. Мы стараемся интегрировать основные модули программы. Например, американская программа Executive MBA длится всего один год. А то, что в российских школах она идет два года, связано с тем, что в России нет государственного стандарта Executive MBA. Люди на этих программах получают государственный диплом МВА. Там может быть указана специализация стратегического управления или другая специализация, но это стандартный диплом МВА. А программа Executive MBA ориентирована на людей с большим практическим опытом. Поэтому ее традиционный стандарт на западе по длительности меньше, чем МВА, так как в аудитории Executive MBA уровень обсуждения многих вопросов иной, и большую вводную часть многих курсов можно опустить. У нас 11 крупных модулей, в которых есть отдельные блоки, а финальный экзамен носит интегрированный характер. Например, слушатели сдают весь модуль «Финансы и Эккаунтинг» целиком, хотя у них есть финансовый, управленческий учет, корпоративные финансы, инвестиционный анализ, международные рынки и финансовые риски. В частности, по финансам этот экзамен состоит из двух частей: командные работы над письменным кейсом и устный индивидуальный экзамен. Интегрированный характер курса отражает идеологию программы Executive MBA – сделать из слушателя дженералиста.

 

Если вы хотите больше узнать о программе, поговорить с ее руководителями, выпускниками и преподавателями, российско-бельгийская программа Executive MBA приглашает вас на День открытых дверей 19 февраля 2011 года в 11:00. В этот день будет использована еще одна инновация: помимо презентации программы будут приглашены выпускники и потенциальные кандидаты программы, пришедшие на день открытых дверей на короткую лекцию профессора Джо Неллиса (лидера курса «Глобальная экономика в нашей программе»), посвященную основным драйверам развития современной экономической ситуации в мире. Регистрация на сайте программы.

 

Беседовала Анна Солдатова, E-xecutive