О ПРОЕКТЕ
ВСЕ ПРОЕКТЫ HH
Регистрация компании
Заявка на грант Повысить зарплату Поможем выбрать курс Регистрация карьериста
во всех городах



Получать MBA лучше в США, жить – в Лондоне, а вести бизнес – в Москве. Так решила для себя Нина Погосова, поступая в 21 год в Гарвард. О том, почему Нина предпочла Штаты Европе, а Гарвард Стэнфорду, читайте в интервью.

В студенческие годы, учась параллельно в двух вузах – британском и российском, Нине Погосовой вместе с братом удалось начать и раскрутить свой бизнес в области IT-аутсорсинга. И вот уже есть компания, которая дает неплохую прибыль, вот-вот будет второе гражданство, казалось бы, о чем еще мечтать… О Гарварде! В 2003-м году, имея непреодолимое желание покорять новые горизонты интернет-стартапов и всего лишь 21 год в паспорте, Нина поступает в одну из самых топовых бизнес-школ мира с одной целью – стать первоклассным стратегом.

Сегодня она – основатель и председатель совета директоров компании Travelmenu.ru. Чем ей пришлось пожертвовать ради мечты? Что получила взамен? Почему выбрала Гарвард, а не Стэнфорд? Нина рассказала, каково предпринимателю два года жить бок-о-бок с консультантами и инвестиционными банкирами, почему за помощью в гарвардский клуб выпускников обращаются реже всего именно россияне и почему руководители в России – просто боссы.

У вас уже был свой успешный бизнес до обучения в бизнес-школе. Зачем пошли учиться?

– Первый бизнес мы создали с братом в 2000-м году, когда мы еще оба были студентами и жили в Лондоне. Было это хаотично и внезапно – возникла идея создания своего бизнеса в России и Украине в области IT-аутсорсинга, и мы решили, что надо ее реализовать. Не было расписанного бизнес-плана с целью достижения каких-то конкретных результатов. Это были два молодых человека с амбициями – заработать и посмотреть, как это все выглядит и работает. Мне очень понравился опыт создания и управления собственным бизнесом, и я решила, что хотела бы заниматься этим и в будущем. Но если я хочу серьезно начать управлять и создавать бизнес, то для этого нужно специальное образование. Поэтому я решила, что буду подавать на MBA и получу его, чтобы иметь полноценное представление о том, как управлять собственным бизнесом и как правильно его создавать.

Почему поехали в Штаты, а не в Европу?

– Я с 12-и лет жила в Великобритании, закончила одновременно два университета – в Великобритании и России (Финансовая Академия при Правительстве РФ). И имела представление об образовании в Европе и РФ. Поэтому я на 100% была уверена, что хочу ехать учиться в Америку. Был интересен опыт этой страны, то, как ведется бизнес на другой части земного шара. Гарвард не был выбором по параметру «предпринимательство» / «корпоративный бизнес». Я хотела иметь в обучении фокус на стратегию. А в этом вопросе Гарвард – №1! Потому что в любом случае, не смотря на то, чем вы занимаетесь, являетесь ли топ-менеджером в большой корпоративной структуре или предпринимателем, - вы должны понимать, куда компания идет стратегически, чтобы знать, что вообще нужно делать для ее развития.

Все же странно, что вы выбрали Гарвард, а не Стэнфорд, который является кузницей предпринимателей.

– Если честно, в Стэнфорд я даже не думала подаваться, потому что сильно хотела в Harvard по вышеназванной мной причине. Мне тогда было 21 год, и я не хотела распространяться, что точно буду предпринимателем, и корпоративный мир для меня закрыт. Гораздо острее стоял вопрос – возьмут ли меня в 21 год в Гарвард. Я понимала, что это маловероятно и очень амбициозно, ведь я была самым молодым неамериканским студентом. Правда, для себя уже наметила, что если не возьмут – у меня есть «карт-бланш» постараться поступить туда до 25-и лет еще раз. Кстати, ради обучения в Гарварде я пожертвовала вторым гражданством в Великобритании, так как уехала учиться, не дождавшись его – оставалось ждать всего полгода. После жизни и учебы в Америке в 2005 году я вернулась в Англию по программе Highly Skill Migration Program с целью получения паспорта гражданина этой страны. Англия импонирует мне в плане культурного микса, интересных людей и духовной теплоты. Ну а как получила паспорт – уехала в Россию делать бизнес.

Как в бизнес-школе приняли такую молодую студентку?

– Я думаю, что для приемной комиссии и в целом для школы мой возраст был большим вопросом, но я этого не почувствовала ни во время интервью, ни после поступления.

Русскоязычных слушателей было много на курсе?

- Из курса в 900 человек порядка 15-20 были русскоязычными. Но в основном это были те, кто в свое время уехали из России и уже достаточно давно жили в Америке. Непосредственно россиян было четыре человека, включая меня. После обучения один из них остался жить в США, один уехал в Лондон и один вернулся в Россию.

Какие сложности могут возникнуть у женщин в процессе обучения?

– Если честно, мой самый нелюбимый вопрос – это женщина в бизнесе и в бизнес-школе. Мне кажется, тему разделения полов всегда надо игнорировать. Это жизнь, бизнес и образование, тут надо делать все настолько хорошо, насколько вы способны. Как только вы говорите «я – женщина», - возникает много проблем. Вы должны себя видеть как бизнесмен, перед которым стоят определенные задачи и которых вы должны достичь.

В Гарвард идут учиться в основном те, кто хотят работать в консалтинге или инвестиционном банкинге. Соответственно, и работодателей школа привлекает, в первую очередь, из этих сфер. Как у вас обстояли дела с летней практикой?

– Изначально я знала, что это – не мой путь. Лето в консалтинге или инвестиционном банкинге не дало бы мне никакой пользы. Поэтому я использовала это время на то, чтобы посмотреть, чем бы я хотела заняться после бизнес-школы. Во время учебы меня пригласили делать проект для Expedia (крупнейшая в мире сеть онлайн-туристического бизнеса, бронирования авиаперелетов и отелей), который для человека с предпринимательскими амбициями в Harvard как вода в пустыне. Мы делали там много проектов, в том числе работали над тем, как расширяться в Европу, менять продуктовые сетки, удерживать клиента. Хотя на тот момент (2005 год) для России слишком рано было делать интернет-travel-портал, идея мне очень нравилась, так как сама люблю путешествовать и хорошо разбираюсь в технологиях. И я решила, что буду делать стартап в этой области. Так в итоге и появился Travelmenu.ru. Главная фишка – то, что вы можете выбрать из широко выбора и купить туристические пакеты различных туроператоров онлайн без посещения офиса и по наиболее выгодным ценам. В будущем планируется, что проект будет развиваться и пойдет в другие русскоязычные страны.

Почему решили делать бизнес в России, а не в близкой вам Европе или Америке?

– Там намного более занятые и развитые рынки. В России же есть все шансы стать лидером фактически в любой сфере интернет-бизнеса. В интернете среди россиян сейчас идет большой подъем электронных платежей, который сопровождается повышением процента населения, использующего интернет. Тут можно реализовывать тысячи идей, и все они будут одинаково успешны.

Русский интернет-рынок в настоящее время один из самых «горячих» в мире. Он проводит порядка 15 млн из 150 млн онлайн-сделок в день по всему миру и очень напоминает мне Россию 1990-х годов – независимо от вида бизнеса, которым люди начинали заниматься, они были успешными, поскольку на рынке был большой спрос на все.

Вы ощущаете профессиональное превосходство над управленцами без MBA?

– Нет. Общаясь с теми, кто пришел в бизнес через MBA, и с теми, кто пришел через свой личный опыт, я вижу, что в какой-то момент они сходятся в одну точку.

В MBA-выпускниках я вижу меньше предпринимательского потенциала. Это очень сильно ощущается во всех школах. Потому что любой выпускник, получивший MBA, может найти себе достойную работу с высокой зарплатой, и при этом фактически с нулевым риском. Они не хотят стараться создавать что-то, брать на себя больше риска, работать круглосуточно ради собственной идеи. В соответствии с этим не вижу я в них и амбиций. Поэтому могу сказать, что те ребята, которые амбициозны и хотят сделать собственные проекты, а не работать на кого-то, в основном, находятся не среди MBA-выпускников.

Вы преподавали курс гарвардской стратегии в российской бизнес-школе. Зная, как устроены зарубежные и российские школы бизнеса, что можете сказать, сравнивая их?

– Никому не будет лишним пройти MBA в зарубежной бизнес-школе. Бизнес становится глобальным, и сам факт прохождения MBA в той же стране, где вы живете, не дает возможности расширить свой диапазон, познакомиться с другими культурами, соприкоснуться с другими инструментами ведения бизнеса.

MBA-программы в российских бизнес-школах мне не нравятся тем, что многие из них – не на 100% кейсовые и очень сильно зависят от теоретического материала, который на уровне MBA-образования не нужен.

90% любого MBA – это контактный лист людей, с которыми вы знакомитесь. И только 10% – это семинары, практика и т.д. Поэтому, если не учиться в ТОП-20 школ мира, то лучше не идти на MBA, а стать специалистом в какой-то конкретной области, потом развиваться горизонтально и, наконец, вырасти в general manager.

Насколько широк ваш контактный лист?

– Наша секция из 90 человек, с которыми мы учились вместе весь первый год в бизнес-школе, до сих пор состоит в тесном общении по вопросам бизнеса, советов, консультаций. До сих пор три-четыре раза в неделю я получаю рассылку от этих людей и участвую в дискуссии.

Кроме этого выпускник Гарварда является частью огромной экосистемы, в которую входят сотни тысяч людей со всех стран мира из лидирующих компаний и на очень высоких позициях. И они все готовы откликнуться на призыв о помощи прямо сегодня и прямо сейчас.

Интересен факт, что за помощью в сообщество россияне обращается намного реже. Думаю, это обусловлено тем, что в России люди более скованы и замкнуты. Они намного реже ждут какой-то помощи, поддержки и консультации со стороны. Не очень открыты в общении, не любят высказывать свое мнение. В российских школах вы не поднимаете руку, если не знаете ответ на пятерку. Американцы поднимают руку, чтобы сказать, что они вообще не знают ответа, но просто хотят вслух подумать о том, как его найти. Так и в работе. Согласитесь, что когда сотрудник молчит, и вы не знаете, о чем он думает, ничего не слышите, кроме правильного или неправильного ответа в конце, - его очень сложно двигать и направлять к достижению цели.

В чем видите основные различия между управленцем Запада и России?

– На своем близком круге общения я эту разницу не очень сильно ощущаю, так как меня окружают люди и с зарубежным MBA, и с опытом работы за границей. Если абстрагироваться и просто говорить о моем наблюдении за управленческим менеджментом в целом, то могу сказать, что иностранцы – управляют людьми, они – лидеры и ведут за собой. Они хотят понимать, куда человек стремится, кем хочет стать и как помочь ему достичь этой цели.

В России руководители – именно боссы, которые дают задания. Видение ситуации как в коробке и отсутствие возможности понимать двусторонность отношений ограничивает их, тормозит саморазвитие, не дает платформы для создания собственного коллектива.

Какие у вас профессиональные планы на будущее?

– Сейчас я рассматриваю интернет-проект в России, но уже не в туризме. Мой текущий фокус – Stoliza Medical – smed.ru. Мне нравится философия бренда, это не просто онлайн-аптека, это бренд, поощряющий здоровый образ жизни. В настоящее время мы работаем над расширением продуктов и географии.

В ближайшие 10 лет я хочу основать три-четыре интернет-проекта, а затем работать в компании венчурного капитала с акцентом в области электронной коммерции в России. Помимо этого хочу основать благотворительный фонд.

Какой совет вы можете дать аудитории E-xecutive.ru?

– Живите своей мечтой сегодня, как будто «завтра» не существует!

Беседовала Анна Солдатова