О ПРОЕКТЕ
ВСЕ ПРОЕКТЫ HH
Регистрация компании
Заявка на грант Повысить зарплату Поможем выбрать курс Регистрация карьериста
во всех городах



За дачный участок, понадобившийся государству, можно будет гарантированно получить не только деньги, но и другой земельный участок и даже квартиру.

Депутаты Госдумы осенью собираются вернуться к поправкам, которые уточняют порядок изъятия земли для государственных и муниципальных нужд. Если решение о "выселении" чиновников за МКАД в рамках кампании по расширению границ Москвы все-таки будет принято, этот документ может пригодиться в самом ближайшем будущем.

Законопроект определяет, что и каким образом может получить владелец земли или дома, если его недвижимость понадобилась государству. Выбор немаленький: деньги, другой участок или даже квартира. В документе особо подчеркивается, что имущество можно выкупать или обменивать, исключительно исходя из его рыночной цены - порядок всех расчетов, в том числе и размеров убытков, разработчики тоже прописали.

Один из авторов поправок - первый заместитель председателя Комитета Госдумы по земельным отношениям и строительству Мартин Шаккум говорит, что законопроект должен защитить права владельцев земли и объектов, которые государство забирает для своих нужд. "Если он будет принят, у собственников появятся дополнительные гарантии защиты их прав, а злоупотребления, которые часто возникают в процессе изъятия земель, будут исключены", - считает он.

Изымать землю в России сегодня разрешается исключительно для государственных и муниципальных нужд, напоминает Шаккум. "К ним относится строительство объектов инженерной и транспортной инфраструктуры - дорог, коммуникаций или, к примеру, правительственных зданий, - уточняет депутат. - Изымать участки, чтобы использовать их под жилищное строительство или объекты социальной инфраструктуры, запрещается".

Интересно, что законопроект, который хотят реанимировать парламентарии, был внесен в Госдуму еще в конце 2009 года. Его подготовили по итогам совещания в Твери, посвященного дорожному строительству.

"Речь шла о том, что в Гражданском кодексе, определяющем общие принципы изъятия земель для государственных и муниципальных нужд, не прописан четкий порядок, как это нужно делать, - вспоминает Шаккум. - Результат - многочисленные злоупотребления. Иногда - со стороны чиновников. А порой, наоборот: владельцы земли намеренно завышают ее стоимость. Именно поэтому потребовался более конкретный документ, который и был разработан".

Законопроект получил положительное заключение правительства, подписанное Сергеем Собяниным, занимавшим на тот момент должность зампреда кабинета министров и руководителя аппарата правительства. Там отмечалось, что поправки "устраняют пробелы и противоречия действующего законодательства, устанавливают более четкую процедуру изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Кроме того, дают дополнительные гарантии равноценного и предварительного возмещения за изъятое имущество не только в отношении собственников изымаемых земельных участков, но и землепользователей, землевладельцев, арендаторов".

Документ успели принять в первом чтении, а потом дело застопорилось. "По некоторым вопросам мы не смогли договориться с государственным правовым управлением, хотя замечания были больше по форме поправок, чем по их сути", - констатировал Шаккум.

Теперь депутаты планируют вернуться к законопроекту и к осенней сессии подготовить новую редакцию, тем более что в ближайшем будущем он может оказаться особенно актуальным.

"Из-за планов по расширению границ столицы возникает много вопросов, - говорит Шаккум. - В Подмосковье, где намечается большая стройка, множество дачных участков, которые в основном находятся в частной собственности. Нужно, чтобы права их владельцев были полностью защищены". Однако он напомнил, что окончательное решение о переводе правительства за МКАД еще не принято. "Есть проекты, планы, предположения, примерные расчеты. Но конкретных документов пока нет, и вообще совсем не факт, что это случится, - считает депутат.
Дмитрий Медведев, еще будучи президентом, поручил к девятому июля 2012 года подготовить предложения о переводе на территорию Большой Москвы правительственных, парламентских и судебных органов власти. Однако многие ведомства сопротивляются переезду, предлагая выбрать место будущей "дислокации" где-нибудь поближе.

Комментарий
Алексей Слаповский, писатель:
– "РГ" пишет о том, как будут изыматься у собственников земельные участки под государственные нужды и предоставляться новые. Хочу сказать, что все эти передислокации для владельцев дач сто процентов обернутся очень большими убытками. У моих родителей был дачный домик в Саратовской области. Все там было сделано кооперативным образом, без помощи местного бюджета. И я знаю, как это непросто переехать на новое место, покинув фамильную усадебку, где все обустроено с любовью, где есть личная инфраструктура, удобства и, конечно, крепкая привычка ко всему этому и самые теплые воспоминания.

У меня даже об этом есть фильм. В одном из эпизодов сын предлагает отцу продать их дом и прикидывает, сколько он может стоить. Но отцу становится больно, и он водит свое чадо по участку и спрашивает: "Помнишь эти качели, как ты с них упал, а я тебя в райцентр потом пять километров на руках нес? Вот сколько они стоят? А к этой скамеечке ты доску прибил. Я тебя маленького попросил, и ты мне помог. Вот она. Еще держится. Сколько по-твоему она стоит?" Так что дело здесь не в деньгах, а в том, что с этим участком связана жизнь людей и каждый клочок земли, каждая досочка имеют цену, которая не измеряется какими-то жалкими бумажками. Но сегодня все человеческое, доброе и бесценное учитывается в последнюю очередь или не учитывается вообще.

Если, например, встать поперек дорожному лобби, через вас просто перешагнут и пойдут дальше. У нас ведь все делается в законотворчестве, как в детективе: "Ищи, где выгодно".

Другое дело, все, что происходит у нас с землей, имеет глубокие советские корни. Я помню, как в те времена была компания, которая сначала запрещала иметь более шести соток, потом больше четырех, затем на участках можно было строить только одноэтажные здания. Потом придумали, что к дому нельзя пристраивать гараж. Зачем все это делалось?

Дайте человеку самому решить, что ему строить и содержать, если это, конечно, не нарушает права соседей. Дайте ему самому определиться: соглашаться ли ему с выставленными условиями или нет. Теперь речь идет о больших земельных кусках, через которые намереваются провести дорогу. Я понимаю, что, с одной стороны, это общая польза, но нельзя разве было все так предусмотреть, чтобы не трогать и не огорчать людей.

Как всегда, у нас абстрактная, общая выгода доминирует над счастьем маленького человека. Неужели труд нескольких поколений дачников ничего не стоит? Мы без конца и так все корежим, крушим и ломаем. И все это так больно видеть. Нужно сохранять то, что обжито людьми, а ломать, как известно, не строить.

Юлия Кривошапко, Елена Кухтенкова