О ПРОЕКТЕ
ВСЕ ПРОЕКТЫ HH
Регистрация компании
Заявка на грант Повысить зарплату Поможем выбрать курс Регистрация карьериста
во всех городах



Спрос на обучение в аспирантуре в России остается высоким, но качество кандидатских диссертаций катастрофически падает. О проблемах развития аспирантуры рассказывает в интервью экономики непрерывного образования Российской академии народного хозяйства и госслужбы Татьяна Клячко.

- Татьяна Львовна, чем, на ваш взгляд, обусловлен стабильно высокий спрос на аспирантуру?

- Тем, что при прочих равных кандидатская степень повышает конкурентоспособность специалиста при трудоустройстве в разных областях. Аспирантура рассматривается как средство продвижения по карьерной лестнице не только и уже не столько в науке - отсюда риск девальвации ученых степеней и званий. В ближайшее время аспирантура, конечно, не станет таким же массовым видом обучения, как вуз, но определенные тенденции прослеживаются. За последние 10 лет численность аспирантов выросла в 1,3 раза.

Докторов наук относительно кандидатов стало в три раза больше по сравнению с советским периодом: если раньше на 400 тысяч кандидатов приходилось 40 тысяч докторов, то сейчас на 78,3 тысячи кандидатов - почти 27 тысяч докторов.

Но велика доля тех, кто уходит из аспирантуры, не защитившись, - более 71%. В 1988 году этот показатель был даже выше - 80%, так что КПД аспирантуры остается низким.

Люди не видят для себя перспектив в науке, понимая, что заработки там невысокие. В СССР средняя зарплата в 1970-е годы составляла 130 рублей, а кандидат наук получал 300 рублей, доктор наук - 500. Сейчас соотношения другие.

- Согласно планам правительства к 2018 году зарплата профессорско-преподавательского состава должна в два раза превысить среднюю по экономике. Те, кто сейчас выбирает научную карьеру, окажутся в выигрыше?

- Делать такие прогнозы - дело неблагодарное. Реальный смысл этих показателей будет понятен только в связи с состоянием экономики в 2018 году. По данным Росстата, зарплаты в науке и сегодня превышают среднюю по экономике, но боюсь, сами научные работники об этом не догадываются.

Конечно, энтузиасты всегда делали выбор в пользу науки даже в ущерб материальным выгодам, но образ чудака не от мира сего, погруженного в формулы и изобретающего что-то в башне из слоновой кости, нынче неактуален. В наше время научная деятельность становится очень дорогой: она требует современного оборудования, больших исследовательских коллективов, и в таких условиях научные кадры дешевыми быть не могут. Отсюда стремление ученых к карьере за рубежом.

- Изменится ли ситуация, если платить аспирантам достойную стипендию и давать возможности заработка внутри вуза, как, например, это сделали в академической аспирантуре Высшей школы экономики?

- Да, погруженность в науку необходима, чтобы получить знания и научиться их передавать другим. Это обычная западная практика. Один из моих успешных учеников, поступивший на PhD в университет Тулузы, рассказывал, что совмещать работу с учебой там просто невозможно - разве что в каникулы. Нагрузка высокая, требования жесткие, отчислить могут в любой момент.

Но если после российской аспирантуры работать по специальности и прилично зарабатывать можно лишь в отдельных вузах и исследовательских центрах, то у обладателей PhD на Западе возможности шире. Хотя наши исследования показывают, что, защитившись в России и поработав в наших вузах, перспективные молодые специалисты получают приглашение от известных зарубежных университетов и занимают хорошие рабочие места без всякой переаттестации.

- А с чем связано снижение качества кандидатских диссертаций? Ведь ВАК мог бы просто ужесточить требования к работам...

- Право присуждать степень кандидата наук отдано диссертационным советам. Экспертизы диссертаций ВАК теперь не проводит, следит лишь за соблюдением процедурных вопросов: защиты, например, теперь идут под видеозапись. Общий уровень во многих областях снижается, ВАК с этим справиться не может, да, в общем-то, и не пытается. Плохо, что мы утрачиваем позиции в математике и физике, поскольку многие наши выдающиеся ученые уехали за границу.

Самое серьезное отставание от международного уровня - в науках, требующих значительных затрат: биологии, биохимии, медицине. И этот разрыв, к сожалению, нарастает: есть проблемы с информацией, далеко не все можно найти в Сети, нужны закупки специальных журналов, участие в международных конференциях, стажировки. Многое делается, но явно недостаточно.

- Каковы ваши прогнозы по поводу развития аспирантуры в России?

- Поскольку Россия присоединилась к Болонскому процессу, мы, скорее всего, будем двигаться к объединению докторской и кандидатской степени по образцу PhD.

Но главная проблема не в форме, а в содержании. Несмотря на сравнительно низкие зарплаты, молодежь будет строить научную карьеру там, где есть «драйв» внедрения инноваций, в том числе с помощью малых предприятий при вузах. Ключевым фактором в развитии аспирантуры остаются не деньги, а идеи и творческая среда для их воплощения. Если их нет, происходит имитация научной деятельности. Такие аспирантуры надо закрывать, перераспределяя бюджетные средства в пользу лучших.