О ПРОЕКТЕ
ВСЕ ПРОЕКТЫ HH
Регистрация компании
Заявка на грант Повысить зарплату Поможем выбрать курс Регистрация карьериста
во всех городах



С этого года российские программы MBA не подлежат госаккредитации. Школы стали свободнее в составлении программ. Возможно, получится реализовать давнюю идею: формировать содержание MBA должен бизнес, а не государство. Некоторые школы уже нашли то, что заинтересует бизнес, и неплохо на этом зарабатывают.

Могут ли российские бизнес-школы соответствовать требованиям бизнеса? Как это ни парадоксально, но обе стороны до сих пор плохо понимают друг друга. Большинство учебных заведений продают свои услуги "в розницу" физическим лицам, не слишком заботясь о том, применяют ли выпускники полученные знания и навыки в работе. Работодатели, в свою очередь, с трудом представляют, кто есть кто на рынке делового образования, и не доверяют дипломам MBA. Поэтому неудивительно, что корпоративные программы во многих бизнес-школах существуют на положении бедных родственников.

Возможно, скоро ситуация изменится. Так, с этого года государство ушло из бизнес-школ – программы дополнительного профессионального образования (к ним, в частности, относится MBA) по закону больше не подлежат аккредитации. Как следствие, вузы теперь не могут выдавать менеджерам, окончившим такие программы, дипломы государственного образца. Это новшество может серьезно изменить расстановку сил на рынке делового образования. С одной стороны, школы станут свободнее в создании программ, ведь теперь их не ограничивают госстандарты. С другой – слушатели, заинтересованные в первую очередь в получении солидной "корочки", больше не захотят тратить время и деньги на обучение.

Но это еще не все. В конце января 2012 года Российская ассоциация бизнес-образования (РАБО), Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), Торгово-промышленная палата (ТПП), "Деловая Россия" и Ассоциация российских банков создали консорциум по развитию делового образования в России. Эта организация планирует разработать стандарты и систему общественной аккредитации программ бизнес-школ. Если проект реализуют, произойдет то, о чем говорят вот уже 20 лет: именно бизнес, а не государство будет напрямую влиять на содержание учебных программ для менеджеров.

Впрочем, отдельные школы уже сегодня знают, что и как предлагать работодателям.

Где деньги лежат

После кризиса на рынке сложилась интересная ситуация: многие компании, которые посылали сотрудников на традиционные MBA и EMBA, перестали оплачивать их обучение. В то же время за последние три года учебные заведения получили заметный приток корпоративных клиентов. Противоречия здесь нет: компании теперь считают деньги и платят только за то, что приносит отдачу.

Бесспорным лидером по освоению корпоративного рынка остается Московская школа управления "Сколково". По словам директора программ Executive Education "Сколково" Евгении Овасапян, выручка ее подразделения в прошлом году составила примерно $15 млн. Около 60% из них принесли программы, которые разрабатываются школой "под ключ", исходя из нужд конкретного заказчика. Другие школы о таких суммах могут пока только мечтать.

Вообще, независимые бизнес-школы, открытые не при вузах, как правило, лучше других умеют работать с компаниями. Так, питерской бизнес-школе ИМИСП корпоративные клиенты сегодня приносят чуть больше половины выручки. "Мы планируем в будущем довести этот процент до 75", – рассказывает ректор ИМИСП Сергей Мордовин. Сейчас, например, в школе идут шесть корпоративных программ MBA, на каждой учатся от 20 до 30 человек. Классической бизнес-школе корпоративные программы разного формата тоже приносят больше половины доходов, говорит ее ректор Петр Калошин. До кризиса этот процент был меньше.

В Международном институте менеджмента (МИМ) ЛИНК нашли свою бизнес-модель. "У нас всегда было много корпоративных клиентов – так сложилось исторически, поскольку институт создавали выходцы из высокотехнологической отрасли. Например, среди наших учредителей – Центральный аэрогидродинамический институт имени Жуковского (ЦАГИ)", – рассказывает проректор по корпоративному обучению Андрей Зинченко. По его словам, ежегодно в ЛИНК обращаются около 100-150 федеральных и региональных компаний. Если учитывать открытые программы, где за слушателей платят работодатели, а также разные по формату корпоративные проекты, то бизнес-клиенты в общей сложности приносят школе 40-45% всех доходов.

Как показывает практика, если сегодня корпоративные программы дают учебному заведению 15-20% оборота, это уже можно считать достижением. Остальные учебные заведения довольствуются редкими контрактами и не готовы к постоянным разъездам своих преподавателей.

Продуктовая корзина

Запросы, с которыми компании обращаются к бизнес-школам, лежат в самых разных плоскостях. По словам Андрея Зинченко, работодатели нуждаются в системных программах длительностью от четырех месяцев до двух лет. Длинные программы создаются для топ-менеджмента и кадрового резерва, по содержанию они близки к МВА. Так, ИМИСП три года назад выиграл тендер на обучение кадрового резерва компании "Уралкалий", курс уже прошли несколько сотен человек. А ЛИНК осенью 2011 года завершил двухгодичный проект по обучению заместителей руководителей региональных отделений Пенсионного фонда РФ. Акценты в программе были сделаны на управление финансами и работу с людьми.

Одна из актуальных тем для компаний – современный производственный менеджмент. Так, Высшая школа бизнеса (ВШБ) МГУ одной из первых разработала программу "MBA – производственные системы" – для структур, входящих в "Базэл". В компании "Русал" рассказали, что в прошлом году курс окончили 16 человек, сейчас учатся 11 сотрудников, а осенью за парту сядут еще 12. Обучение длится один год – примерно 1 тыс. часов.

Некоторые заказчики предпочитают сотрудничать сразу с несколькими бизнес-школами. Например, "Сибур" за последние годы обучал свой кадровый резерв сразу в трех бизнес-школах – "Сколково", Стокгольмской школе экономики и ЛИНК. Летом прошлого года завершился проект со "Сколково", двое из 40 участников получили повышение с уровня директора департамента до вице-президента, у многих сотрудников была расширена зона ответственности. "Люди стали умнее и опытнее, они приносят компании больше пользы, чем раньше", – отмечает управляющий директор "Сибура" Константин Машинский.

Впрочем, длительное обучение не всегда подходит компаниям – многим нужны компактные программы. Например, MBA в ЛИНК рассчитана на три года, но для корпоративных клиентов то же самое содержание "упаковывают" в два года. Как отмечают бизнес-школы, спросом пользуются короткие программы повышения квалификации длительностью четыре-шесть месяцев. Они рассчитаны на обучение линейного и среднего менеджмента: люди получают знания и навыки по конкретным направлениям – управление проектами, логистика, повышение операционной эффективности и т. д.

Для корпоративных заказчиков большое значение имеет не только формат обучения, но и отраслевая привязка рабочих материалов. "Слушателям, занимающимся сельским хозяйством, не нужно рассказывать про опыт "Газпрома" или про стройку – надо предлагать кейсы про специфику бизнеса по выращиванию свиней или, скажем, апельсинов. Такую информацию искать трудно, но школа должна это делать", – говорит Сергей Мордовин.

Кроме того, существует большая потребность в стажировках: компаниям трудно организовывать их самостоятельно. Так, в "Сколково" проводили для клиентов стажировки на металлургическом предприятии в Южной Корее, на заводе Boeing и т. д. МИРБИС возил сотрудников Международного аэропорта Шереметьево в Японию, менеджеров Собинбанка – в США, сейчас готовит для клиента поездку в Китай для изучения сельскохозяйственного бизнеса.

Оптовые закупки

Крупные компании не жалеют денег на развитие топ-менеджеров. Несмотря на кризис, на их обучение, по словам Андрея Зинченко, готовы тратить около $10 тыс. в год, а иногда и больше. На линейных менеджеров – в три-четыре раза меньше.

При этом корпоративная MBA обойдется дешевле, чем если бы компания посылала людей на обучение "в розницу". "За открытую программу МВА в ИМИСП "физик" платит 1,1 млн руб., а такая же корпоративная программа будет стоить 700-800 тыс. руб. за человека", – говорит Сергей Мордовин. Все ректоры подтверждают, что корпоративные программы на 20-30% дешевле обычных MBA – компании получают "оптовую" скидку.

Между тем для самих школ себестоимость корпоративных МВА получается выше, чем обычно: программу приходится подстраивать под конкретного клиента, учитывать отраслевую специфику, это стоит времени и денег. То есть маржа школы меньше, да и заказчики более требовательны, чем частные лица. Поэтому не все бизнес-школы заинтересованы работать с компаниями, проще продавать "на потоке" готовый продукт.


На Западе, кстати, наоборот. Корпоративное обучение "на заказ" стоит намного дороже, чем MBA и EMBA. В России штучными программами по сопоставимым c Западом расценкам занимается "Сколково". "Мы называем свой продукт интегрированными программами", – говорит Евгения Овасапян. На создание каждой уходит от двух до пяти месяцев. Четко определив потребности клиента, сотрудники школы начинают размышлять о том, кто может помочь решить ту или иную его проблему и с помощью каких инструментов. Экспертов ищут по всему миру, причем их еще нужно "забронировать". Но компании готовы платить – по словам Овасапян, сейчас у "Сколково" в работе 19 подобных проектов, что довольно много.

Сватовство клиента

Большинство бизнес-школ не тратят серьезных усилий на поиски корпоративных клиентов – обычно отучившийся гендиректор приводит своих сотрудников. Некоторые используют административный ресурс – в этом контексте конкуренты часто упоминают "Сколково".

Но для целенаправленной работы с бизнесом нужны активные действия, поэтому школы организуют HR-клубы, бесплатные семинары, чтобы показать товар лицом. "У нас есть такая услуга, как "Корпоративный день знаний", когда на базе компании мы организуем мини-конференцию, проводим консультации. Такие "дни знаний" у нас были в компаниях "Синтерра", "Уралсиб", Microsoft и других", – рассказывает и. о. директора Центра корпоративных и инновационных программ МИРБИС Анна Теркина.

Компании также проводят тендеры среди бизнес-школ. По словам ректоров, чаще всего на тендерах сталкиваются 10-15 учебных заведений – ИМИСП, ИЭФ "Синергия", Стокгольмская школа экономики, ЛИНК и другие. "Несколько лет назад цена была ключевым показателем, но сейчас многие заказчики уходят от арифметики – скорее важны глубина проработки программы, опыт преподавателей и бизнес-школы", – рассказывает Андрей Зинченко. "Цена не является решающим фактором, компании все чаще обращают внимание на качество и предполагаемый возврат на инвестиции, – подтверждает Сергей Мордовин. – Бывало, что мы побеждали в тендере с самым дорогим предложением".

Но хотя спрос со стороны компаний растет, бизнес-школам нередко приходится конкурировать не друг с другом, а с корпоративными учебными центрами. В этом противостоянии школы не смогут выиграть, если не научатся понимать бизнес на том же уровне, что и компании. Или даже лучше них.